Лето 2013 года выдалось очень жарким, в Уфе (где мы жили на тот момент), самом зеленом городе-миллионнике, от палящего солнца спасали раскидистые парки, а в Оренбурге приходилось передвигаться короткими перебежками. Вовсю шла подготовка к самому важному событию в жизни любой незамужней барышни и неожиданно желающего остепенится завидного холостяка. (с-скромность).

Так как вся история нашей семьи началось с колечка из фольги и бронирования фотографа еще до того, как замуж собственно говоря и позвали (на всякий случай), то мы решили давить на необычность до победного. Скромная свадьба, но дорогое платье, всё своими руками (в большей степени подруг и сестер), но самый лучший фотограф, короткий отпуск, но зато в Индию. Вот так, без предварительных ласк и достойной мотивации, просто захотелось чего-то необычного. Пакет документов быстро собран и отправлен в посольство, виза получена, билеты куплены, свадьба с шумом отыграна и вот мы, пьяные от счастья и недосыпа, обнаруживаем себя на креслах зала ожидания в Домодедово за несколько часов до вылета.

Возможно, мы бы изрядно вас насмешили своим видом — в тот день мы мало походили на пару, наслаждающуюся медовым месяцем. Мы мало спали, много волновались, еще больше плясали и пели совершенно не успели подготовиться к отпуску, так что неизвестность напугала нас своей бездной как только мы чуть отвлеклись от праздника. Потратив пару часов на прочесывание волос от лака, мы с ужасом обнаружили, что увезли с собой все подаренные деньги, а затем с еще большим, что в аэропортах нет ни одного банкомата с функцией приема наличных.

На каком автопилоте мы добрались по поселка, нашли работающий в воскресение банк и смогли таки запихать в него все мятые и не очень купюры, известно только Шиве, похоже. Так или иначе, выдохнув и настроившись, мы отправились в Дели. Город, входящий в тройку самых грязных городов на планете, но об этом мы, разумеется, не могли и догадаться. Тогда, в самолете, мы летели в сказку, в которой Будда еще не сошел с места под баньяновым деревом, а Кришна еще и не ждал удобного случая проверить нас на прочность.

Еще в самолете я поняла, что подружиться с индийской кухней для меня будет очень проблематично, изобилие карри заставило меня довольствоваться крекерами, в то время пока кудрявый с удовольствием доедал мою порцию. В пять утра мы ступили на священную землю индуистских богов, но мало что успели понять — аэропорт мало чем отличался от других, кондиционеры молотили в полную мощь, а мы пытались понять, как нам добраться до города и где устраиваться жить. Пока мы бродили и изучали брошюры, пытаясь понять, какой из таксистов обманывает нас по-черному, как наши русские физиономии признали братья-казахи, причем в обоих смыслах.

Два брата, приехавшие в Индию уже в третий раз, были опытными и уверенными в себе («небось лупят карри за обе щеки», — подумала я и позавидовала их увлеченности востоком). Парни бодро рассказали нам, что от аэропорта можно спокойно доехать до жд вокзала на метро, в котором скорее всего будет тихо и пусто. В наших наполненных страхом глазах, размером с десять рупий рублей, братья не могли не заметить мольбы о помощи и велели идти с ними. Небольшая прогулка, действительно пустое метро, полчаса убаюкивающей качки и вот она, наша конечная.

Двери открываются и мы оказываемся в темном зале вокзала. В дали виднеется утренний город и мы устремляемся туда, попутно спотыкаясь о что-то живое. Когда глаза немного привыкли к темноте, мы увидели десятки людей, спящих на полу. Подстелив картонки или тряпочки, целые семейства коротали ночи веселее, чем наши бомжи на Казанском.

Мы пересекали здание вокзала как минное поле, стараясь не потерять их виду братьев в сумерках. Когда мы выскочили за двери и оказались лицом с утренним Дели, стена тяжелого и горячего воздуха обрушилась на нас удушающей волной. Казалось, что воздух осязаем и чтоб протолкнуть его в легкие, надо приложить немало усилий. Немного пошатываясь, мы брели в сторону Main Bazar, чтобы найти жилье. Казахи сказали, что у них всё уже забронировано, мест в их отельчике не было и мы расстались, рассыпаясь в благодарностях. Спустя примерно секунды три на нашем горизонте уже нарисовался помогай, которые изъявил желание проводить нас до хорошего хостела. Подозревая подвох, но условившись не давать парнишке больше десяти рупий в случае чего, мы последовали за ним, подпрыгивая то и дело над летящими из под метел торговцев, подметающих крылечко возле своих лавчонок, банками и обертками. Хостел, в который мы пришли, найти невооруженным глазом практически невозможно. Его двери искусно спрятаны между лавкой с женскими тряпьем и сувенирами, но если нырнуть в узкий прямоугольник в стене, то неожиданно оказываешься на маленьком островке цивилизации. По крайней мере в зоне ресепшн.

Прохладный воздух о кондиционера, ароматы бытовой химии, а не благовоний, небольшой телевизор — всё говорило о том, что нам подходит это место. Парень на ресепшн охотно поторговался с нами и, качая головой, словно бульдожек на панели дедушкиной машины, принялся записывать наши данные в гостевую книгу. Копии паспортов, копии виз, всё серьезно. Европейский подход, подумали мы и обрадовались, что всё оказалось не так плохо. Но это была уловка индуистского пантеона, чтоб пощекотать нам нервы. Когда наш замаскированный под знающего толк в гостиничном сервисе, работник повел нас в номер, стало очевидно, что такая узкая лестница, на которой с трудом могут разойтись два худых индуса, ни к чему хорошему привести не может. Номер оказался на четвертом этаже — пентхаус, выше только звезды в прямом смысле этого слова — видимо в районе пятого этажа чуваки просто передумали достраивать здание, так что, выходя из номера и делая пару шагов, мы оказывались аккурат под ночным небом, которым кроме нас наслаждались еще десятка два индусов, регулярно спящих там на полу.

В номере стояла небольшая кровать, над ней висел огромный вентилятор (видимо его подразумевали под кондиционером, спрашивая нас — вам номер с АС?). Эти вентиляторы потом преследовали меня всю Индию, не давая мне спокойно спать. Я была просто уверенна, что однажды это смертельное оружие свалиться с потолка и порубит нас с кудрявым на мелкие кусочки. Позже был момент, когда мне хотелось, чтоб так и произошло. В туалете тире душевой, на клочке в полквадртатных метра уместилось всё, что требуется для гигиены белому человеку. Вот сюда ходишь в туалет, а если взять в руки шланг, то вот ты уже и в душе моешься.

Наблюдающие безмолвно за нашим удивлением тараканы, арендующие стены номера, начали делать ставки — как долго мы продержимся, но работник хостела предусмотрительно заявил, что деньги за два дня не вернет, так что мы решили жить и радоваться. За окном город, абсолютно без слуха и голоса, уже исполнял серенаду из машинных гудков, монетных клаксонов и людских голосов, мы были счастливы сбросить с рук чемоданы и отключились на пару часов блаженным сном туристов, сменивших пару часовых поясов, перепутавших день и ночь и оценивших себя готовыми потягаться с Индией…