Казалось, ну что могло еще приключится за последние сутки в Дели? Вроде мы уже хлебнули культурных особенностей по самое горло. Накупив на шумной улочке сувениров родным и близким, мы радостно поспешили в свой родной хостел, где нас ждало разочарование: все номера оказались заняты. Администратор виновато пожал плечами, но поделать ничего не мог.

Пришлось нам глубоким вечером бродить по улицам и искать что-то подходящее для последней ночи в городе рикш, тук-туков и прочего шума, радостно звенящего в грязном воздухе. И нам повезло: другой хотел нашелся неподалеку, с очередным вентилятором-убийцей на потолке. Мы решили, что было бы здорово постирать вещи перед самолетом: слишком много они пережили за последние десять дней. Но наученные опытом, мы знали, что в индийском влажном воздухе даже тонкая майка может сохнуть неделю. Администратор бодро отозвался, что у них есть услуги прачечной. Только вот беда, он не может сказать сколько точно это будет стоить. После долгих выяснений и переговоров сошлись примерно на 10 рупиях за вещь. Администратор пообещал, что утром вещи будут ждать нас в целости и чистоте на ресепшн.

Наверное, впервые за весь отпуск я расслабилась и увалилась на кровать, а Виталик пошел искать банкомат, чтоб снять денег на утренний расчет. Банкомат был за углом, но исчез кудрявый на несколько часов. Даже с учетом его подбитости после мото-аварии, по всем параметрам он уже должен был вернуться. Конечно, я знала его особенности ходить за хлебом с четвертого этажа, где мы жили в Уфе, на первый, где был магазин, и пропадать на час, возвращаясь с невинным «гулял», но в Индии могло быть всё, что угодно. Напряжение снова стало нарастать, я нервно начала бродить по комнате и гадать, что же могло приключиться с ним на таком маленьком клочке земли с такой огромной плотностью населения. Дверь в номер не закрывалась, так что пойти искать его и бросить остатки наших вещей не представлялось возможным. И вот, когда слёзы отчаяния уже подступили к глазам, счастливый и довольный супруг мой вернулся в опочивальню.

Конечно, история с ним приключилась не столь шокирующая как в предыдущие дни. Он всего лишь встретил индуса, который говорил по-русски, признал в Виталике земляка и принялся рыдать на его плече, вспоминая Тверь (или Тулу), родной медицинский и бурную молодость в России. Разумеется, воспоминания затянулись, сожаления о том, что мы утром улетаем, сыпались как проклятия, а слёзы тоски лились рекой. Индус сказал, что с радостью жил бы в России, но его семья и обязанности не дадут ему этого сделать. На этой горькой ноте они и расстались, распив напоследок по бутылочке холодного пива и по-мужски похлопав друг друга по плечу.

На утро администратор хостела встретил нас со странной улыбкой. Времени до самолета было не очень много и мы очень не хотели сюрпризов, но нас никто не спрашивал. Администратор начал выкладывать наши выстиранные и выглаженные вещи на стол, считая: кофта — раз, штаны — два, кроссовок — три, шнурок от кроссовка  — четыре, ремень — пять.

Мы сначала подумали,что это шутка и даже посмеялись, но администратор всем своим видом показывал, что про деньги он шутить не привык. Мы попытались ему объяснить, что так дело не пойдет, но он стоял на своем — шнурки, ремни и т.д. считаем за отдельную вещь. У нас в любом случае не хватало той суммы, которую он просил, так что мы положили на стол то, что есть, схватили наши вещи и быстрым шагом (вернее максимально нам доступным с учетом ран) ринулись в сторону метро. Администратор преследовал нас до самого входа на станцию, но мы решили держаться кирпичом до последнего. И вот эскалатор спустил нас в подземку, администратор с его математикой остался на священной земле Индии, а чистый и пустой вагон поезда метро помчал нас в аэропорт, откуда сквозь неведомые науке порталы пространства и времени большой аэробус вернул нас в цивилизацию, в которой уже теперь всё казалось нелогичным и непривычным нам, пережившим медовый месяц в Индии.

Конечно, нас самих до сих пор удивляет наш выбор — ведь могли спокойно понежиться на пляжах Таиланда или пробежаться галопом по Европе, но если бы у нас снова был выбор: куда лететь в медовый месяц? Ни за что мы бы не отказались от той поездки, которая сделала из нас настоящую команду, способную справиться с любыми трудностями. После этого я еще умудрилась слетать на Мальту по работе, затем был чудесный отпуск на Камчатке, а затем и вовсе два года кругосветки. Но нигде, нигде мы уже не вели себя так глупо (вроде нет) и не подвергались таким опасностям и испытаниям, как в те две недели с запахом карри, так что авантюра может настичь когда её совсем не ждешь. Но если уж настигла, значит это зачем-то нужно в вашей судьбе, на вашем колесе Сансары или просто Кришна снова шутит…)