Год назад мы удивили всех, включая себя самих.

И дело вовсе не в кругосветном путешествии. Не такая уж это необычная авантюра. Дело в том, что нам хватило смелости (или не хватило здравого смысла), изменить что-то в нашей жизни.
В ней не было вовсе ничего плохого. Из теплой уютной питерской квартирки на Звездной все казалось очень милым. Было за что держаться. Было куда стремиться. Но поверить в то, что на пенсии у нас останутся силы и желание совершать безумства было сложно.

Оглянитесь вокруг. Дома, в метро, на улице. Наспех переберите своих близких знакомых — кто из них живет не так как все? Кто из известных вам людей способен вызвать восхищение или наоборот, своим примером заставить вас поежиться и обрадоваться, что ваша жизнь спокойна и стабильна?

Отправившись в путешествие, мы стали встречать таких людей постоянно. Порой не успев усвоить и принять одну жизненную историю, мы тут же встречались с другой и наше привычное понимание жизни громким шумом и возгласами рушилось. Сотни вопросов «почему?» и возгласов «а что и так можно, да?»

В Мозамбике в доме нашего друга мы встретили Даундру. Средних лет женщина, с типичными для негритянок искусственными волосами, обаятельная, что часто свойственно полноватым людям. Внешне она мало чем отличалась от других женщин в Мозамбике. Но когда она закурила сигару и начала на американском английском вести с нами беседу, мы поняли её секрет. Даундра — родом из Калифорнии, но уже семнадцать лет живет в Мозамбике. У неё нет никакой грустной истории про мигрировавших предков или вынужденный побег из своей страны. Она педагог английского в средней школе. Образованная, начитанная, она сознательно отправилась еще в молодости в Африку на работу и решила остаться. «И что, здесь тебе лучше?», — спросили мы? «Просто по-другому», — расхохоталась она широтой всей своей души. Столько людей в мире мечтают о заветном американском паспорте с синей обложкой, проделывают невероятные фокусы, лишь бы зацепиться и остаться там, а можно иначе. Жить не для паспорта.

В дуэте с вопросом «где?» неразрывно следует вопрос «как?». С детства нас учат жить в системе. Учиться не ради знаний, а ради хорошей оценки. Обязательно поступить в университет. Никого не волнует, что в семнадцать лет человек слабо отдает себе отчет в том, чего он на самом деле хочет. «Поступи или умри». Ежегодно армии менеджеров и бухгалтеров покидают стены своих альма-матер и идут работать продавцам в магазины бытовой техники или торговыми представителями. Никому неинтересно, кто хотел стать актером или журналистом, ветеринаром или психологом. На это не проживешь скандируют родители и оплачивают университетские годы очередному управленцу, чтоб спать спокойно.

В Израиле мы познакомились с Михаль. Несмотря на внешнюю молодость, рассуждала и мыслила она достаточно взросло. После школы она как и все подростки в Израиле пошла в армию. Ей повезло все два года службы не учавствовать в военных действиях, а служить в штабе, занимаясь организационными нюансами. За время службы у каждого из солдатов скапливается зарплата, которую они могут потратить на образование или путешествие. Большинство выбирает путешествие. Михаль полгода путешествовала по Южной Америке, а потом полгода провела в Индии, занимаясь волонтерскими проектами с детьми. Вернувшись домой, Михаль совершенно ясно осознала, что хотела бы заняться педагогикой и поступила в университет. Год путешествия помог её лучше себя понять и сделать свой выбор осознано. Сейчас он занимается делом, которое по настоящему любит.

Мне понадобилось шесть лет потратить на красный диплом в университете, чтоб понять, что инженер в нефтегазовой отрасли — это не про меня. Виталино образование, которое ему действительно по душе — третье. И сколько таких примеров. А всё потому что мы хотели быть как все — по привычному шаблону.

Представьте себе араба из Египта. Строгий взгляд, длинный саван, покрытая голова, за спиной четыре жены и с десяток детей, в руке четки, на столе Коран. Таких арабов в Египте почти девяносто пять процентов. Но нам повезло встретить Ибрагима. Молодой парень, который живет в скромной, но чистой квартире, обедает за столом, свободно говорит по-английски и занимается не традиционной для арабов торговлей, а экологией. У него хватило смелости жить не по шаблону, да еще и заняться экологией в стране, где живет одна из непарящихся по поводу мусору наций. Ибрагиму нет и двадцати пяти, а он уже собрал небольшую организацию, которая помимо непосредственных акций по уборке, занимается образованием. Объясняет важность поступка «выкинуть банку из под содовой не в море, а в урну». Ибрагим даже на нашем Селигере побывал и сейчас планирует совместный проект с нашими ребятами. Конечно, египетских друзей у него практически нет, но между мнимыми друзьями и качеством собственной (и не только) жизни, он сделал свой выбор.

И тут ошибочно полагать, что наличие богатых родителей может определить свободу выбора. При современных пакетах безлимитного интернета за триста рублей в месяц любой при желании может получить именно то, что ему нужно, повышая уровень своих знаний и расширяя кругозор. Тут еще главное не лениться и не оправдывать свою жизнь окружающими обстоятельствами. Как минимум на половину это выбор зависит от вас.

В Танзании мы встретили Аню, родом из Оленегорска. Аня поступила в университет на ин.яз. И в то время, пока одногруппники шли по проторенной дорожке европейских языков, Аня не побоялась выбрать китайский. Всего китайский выбрали лишь три человека с курса. Аня успешно освоила мудреный язык и поехала по программе обмена в Китай за счет университета. Столь нестандартные знания открыли Ане многие двери. Сейчас она поехала по контракту в Танзанию, развивать направление туристической компании для восточных туристов. Национальные парки, величественный Килиманджаро, необычный жизненный опыт — результат собственного усердия и смелости поступить не как все.

Инстинктивно мы стремимся вглубь стаи, стремится иметь «такие же полоски как у других зебр», чтоб не быть съеденными львами. Мы можем завидовать кому-то, сумевшему отличиться или сочувствовать, если у кого-то не выходит «нормально», но всегда стремимся себя успокоить — у меня все хорошо, я в колее. Встречая знакомых со школьных времен, гадать не надо, что второй вопрос услышишь — «Ну, что , замуж не вышла?». Потому что если до сих пор не вышла — бедняжка, а если вышли — «Дети есть?», и если нет — то снова бедняжка. Прямо попытка самоутвердиться в своей жизни за счет других.

На Занзибаре мы встретили Марху. Ей около сорока, она родом из Голландии, умная, волевая, энергичная. Она не побоялась неодобрения семьи и вышла замуж за танзанийца. Их дочери Анечке девять и в будущем она наверняка даст фору Рианне. На улице их трудно воспринять как маму и дочь — блондинка с прозрачной кожей и негритянка с дредами. Большинство, прочитав о них, умиляться, но себя на место Мархи поставить не захотят. Потому что в нашем привычном понимании жирафы женятся на жирафах, а антилопы дружат с антилопами.

Когда мы оставили свои работы, решились на долгое путешествие, вместе с поддержкой близких мы получили ровно столько же неодобрения. Или сочувствия. О том, что мы упустили тот стабильный шанс устроить свою жизнь по-нормальному, о том, что наши дети вероятно будут мечтать о сладостях или новом платье и беспросветная серая нищета потушит огонек жизни в наших сердцах. И мы не обиделись, мы поняли, что это сочувствие происходит из страха перед неизвестностью. «Я б так не смог, хотя очень и очень хочу…» Многие просто бояться встать на цыпочки и выглянуть выше голов. Увлечения остаются увлечениями, а мечта всей жизни на корню получает статус несбыточной.

Но теперь мы точно знаем, что украинский врач-нейрохирург в Мозамбике, русский инструктор по серфингу на Занзибаре, кинолог, повар, писатель, ученый, рок-музыкант, гид-походник, разводчик собак — не сборник чьих-то фантазий, а настоящая нормальная жизнь. Просто непривычная немного, но ведь мы сами устанавливаем правила. Одни герои наших историий сразу шли правильным путем, другим приходилось разворачивать свою жизнь на сто восемьдесят градусов — с детьми, кредитами, родителями.

Открывайте шире. Шире-шире это оконце, через которое вы смотрите на мир.

Там еще столько всего…путешествуй..ТЕ, друзья, непременно!