Зимбабве побил рекорды Ирландии по гостеприимству. Мы тут уже две недели и еще ни разу не спали в палатке. Даже в самой безнадежной ситуации нас забирают домой из сгущающихся сумерек.
Ребят тут не назовешь такими же добрыми и открытыми, как в Армении или Молдове, но и в след нам никто не кричит.

Как бы грубо это не звучало, но тут ребята будут чуть более развиты, чем в Мозамбике и тем более чем в Танзании. Уже меньше мы встречаем женщин, замотанных просто в ткань или детей, сидящих голыми попами на песке. От чего это зависит? От образования? От холодной погоды, не плавящей твой мозг в кисель? От знания английского, который открывает тебе любые двери?

В Зимбабве нет своей валюты, так как пару лент назад печатные станки перестали справляться с биллионами и сиксилиардами. Но уже дешевой эту страну не назовешь — если в Мозамбике можно было купить три банана за полтора рубля, то тут все подтягивается к доллару. Людям не нужны полтора рубля, им нужен доллар. 10 бананов за доллар или 20 помидоров, бери как хочешь, но дай доллар. Проезд доллар, сделать копию паспорта доллар.

Зимбабве — первая страна на нашем пути, в которой запрещено жечь деревья на уголь, есть горячая вода и нормальные унитазы.
В каждом мало-мальском городе есть большой супермаркет, интернет кафе и сэкнод-хэнд, где за десять долларов можно неплохо приодеться с европейского плеча.

Страна, в которой когда-то отобрали у белых все земли, а когда все стало загибаться, под страхом тюрьмы заставили эти земли обратно выкупить. Страна в которой нам каждый день обещают, что нас ограбят, потому что мы белые, но при этом даже таксисты подвозят бесплатно. Страна, в которой белые добывают золото и бриллианты. А в старом задымленном баре можно встретить черного дядьку, который говорит по-русски, потому что четыре года учился в Петербурге.

Все в стране понимают, что 91-летний президент, продолжающий блажить четырьмя тысячами омаров на своем юбилее, наломал дров, но никто про него плохо не говорит. В столице Хараре мы жили аккурат напротив президентского дома. В шесть вечера все окружные улицы перекрывают, а часовые стоят как каждом углу. Пока мы фотографировали свои новые футболки, нас чуть не заподозрили в шпионаже, но обошлось.

Бутылка крепкой Чабуки тут стоит дешевле молока, а мобильный интернет дороже месяца в интернет-кафе. Здесь нормально иметь домработницу и садовника, которые живут в маленькой пристройке к дому, но ненормально иметь большую собаку, потому что есть в ней что-то колдовское.

Все ласково зовут её Зим, а мы нещадно путаем её с Занзибаром.

путешествуй…ТЕ, в Зим, непременно.