Один день из жизни от первого лица. Часть 2.

Мозамбик, все еще день 13.
Денег 99$ -5$ = 94$.

За всеми событиями день пролетел незаметно и папаша привез нас на остров ближе к закату. Большую землю и островок размером 3 на полкилометра соединяет трехкилометровой однополосный мост с площадками для разъезда. Папаша рассказал, что в отличие легковых машин, маршрутки никогда не уступают дорогу и он однажды в такой ситуации был. Папаша человек принципиальный, он в той ситуации просто вынул ключи из зажигания и ушел. Как только он это проговорил, пример не заставил себя ждать и мы встали нос к носу с очередной маршруткой на узком мосту. Можно было даже не сомневаться, что папаша победит и раздосадованный водитель, а за ним и еще пяток машин попятятся назад до площадки.
Мы отдавали себе отчет, что нам на остров вечером не надо — найти там место под палатку с такой смешной площадью просто невозможно. Но объяснять папаше что-либо было бесполезно. Он высадил нас у бакалеи, перекинулся с продавщицей парой фраз и резюмировал — хозяин бакалеи вернется через полчаса и поможет вам с местом под палатку, ждите.
Мы покорно стояли на узкой улочке самого маленького в нашей жизни острова, который умудрился в своем лице оказаться маленькой Европой в самом центре Африки. Огромные монументальные здания со времен португальцев ровной красивой колонной стояли вдоль мощеных улочек, а отвалившаяся облицовка и запустение после обретения Мозамбиком независимости, напоминали питерские дворики. Атмосфера стояла невероятно вдохновляющая, но неизвестность предстоящей ночи портила впечатление.
Мы спросили у продавщицы бакалеи можно ли где-то купить хлеба, но она напрочь отказывалась нас понимать. Пока мы на языке жестов изъяснялись, к нам на помощь подошла парочка немцев. Весьма вежливые и улыбчивые, стильно одетые и явно преисполненные любовью друг к другу, парни с огромным удовольствием выслушали нашу историю. Они и сами много путешествовали по Африке, что определило много общего между нами. Пока мы обменивались впечатлениями, на велосипеде приехал запыхавшийся хозяин бакалеи. Молодой парень, тоже европеец, был весьма удивлен нашим присутствием. Он сказал, что помочь не может, ставить палатку на острове в принципе запрещено, посоветовал пару гест-хаусов и сказал, что очень торопиться в церковь. Он уезжал очень быстро, не услышав нашу мысль о том, что церковь стоит перед ним в виде двух путешественников, нуждающихся в помощи, но было уже поздно.
Мы успокоили наших новых друзей, что мы опытные бродяги и что-нибудь придумаем и отправились на поиски геста в надежде уговорить их дать нам пару квадратных метров по палатку.
Остров действительно оказался очень маленьким, невероятно плотно застроенным и отдаленно напоминал Венецию, в которой не то, что палатку, в туалет незаконно сходить негде.
Владельцы гест-хаусов не проникались нашей историей и просили по десять-пятнадцать баксов за ночевку, чего наша бродяжничая гордость допустить не могла.
Когда мы в очередной раз расспрашивали хелпера, отказывающегося сразу назвать цену за место…тут должна заиграть песня из трогательного мексиканского фильма. За моей спиной послышался голос и перед нами предстал Карлос. Высокий, горячий испанец, в телефоне которого наверняка есть номер Бандераса. Он быстро понял суть дела и позвонил своему другу, у которого тоже есть гест-хаус. Друг согласился пустить нас за 5 долларов, что равнялось нашему дневному бюджету. Так как весь день мы, угощаемые папашей, не тратили ничего, вариант нас устроил. Мы побрели с Карлосом к нашему новому пристанищу. Карлос подтвердил, что мы рисковали быть обнаруженными полицией, так что мы решили не грустить по поводу денег.
Когда мы подошли к отелю, Карлос позвонил другу и перед нами предстал эдакий чернокожий Доминик Джокер. «Фифти!», — представился он, видимо следуя культу фифти-сента. В голове промелькнул португальский перевод цифры 50 — «синкуэнто», но я предпочла промолчать.
Фифти проводил нас на задний двор, где под пальмами раскинулась небольшая, но как раз по нашу душу лужайка, где нам и предстояло провести ночь. Гангста-рэппер попросил заплатить сразу и великодушно разрешил воспользоваться ванной в свободной комнате и кухней.
Мы простились с Карлосом, договорившись встретиться на следующий день, и после ужина провалились в сон.
А во сне геи выпивали «текила бланка» в Бандерасом, чернокожий Доминик Джокер ел руками Папашину стряпню в заброшенном поместье, а отчаянный хозяин бакалеи продавал своей велосипед для нужд церкви…