Один день из жизни от первого лица. Часть 1.Мозамбик, день 13.
Денег 100$ -1$ на хлеб, бананы и зеленые апельсины = 99$.

Случалось ли вам проснуться утром и несколько секунд осознавать где вы находитесь?
В последнее время с нами это часто случается. Сегодня мне снова понадобилось какое-то время, чтоб осознать, что я в палатке на севере Мозамбика и родной уютный дом по-прежнему далеко.
Ночью нам не удалось поспать из-за собственной глупости и африканского любопытства. Надо было услышать звоночек еще когда Виталя, увлекшийся в последнее время наблюдением созвездий, прибежал из непроглядной мозамбикской тьмы с криками «хватай камеру!». Зрелище оказалось действительно впечатляющим — шарообразное огромное дерево, под кроной которого разместилась наша палатка, подсвеченная изнутри монитором ноутбука, а сверху звезды, обезоруживающие своей бесчисленностью. Кто бы мог подумать, что именно эта красота лишит нас сна на полночи.
После любования звездным небом, начинающимся сразу над головой, мы вернулись в палатку и взялись за чтение — одна из немногих тонких ниточек, связывающих нас с привычной жизнью.
В момент полного погружения в очередную путешественническую балладу, коими полна электронная библиотека, по тропинке вдалеке возвращались домой бравые мозамбикские дядьки. Видимо свет от палатки не мог остаться незамеченным, да вот только привычным для них его никак не назовешь. Судя по тому, что они тихонько подкрались к палатке, долго просто сидели рядом, а потом и вовсе швырнули земляной камень в нашу сторону, они нас приняли за НЛО, не меньше. Виталя прошелся великим и могучим по их ушам, но мужики вряд ли услышали, так как бежали очень быстро.
Паника овладела моим женским умом и я уговорила Виталю передвинуть палатку хотя бы в другую часть участка под кроной дерева. Собираться в полной темноте и уходить совсем было не с руки, да и дядьки вроде убежали. Но как только мы начали кимарить, совсем не балетная поступь мужиков послышалась снова. На этот раз они пришли с фонарем и видимо полной готовностью разглядеть, как эти инопланетяне выглядят. Когда фонарь осветил нашу палатку и Виталя вышел им навстречу, мужики убежали во второй раз. Мы решили не искушать судьбу и все же собрали вещи. Почти на ощупь дошагали до железной дороги и побрели вдоль неё в поисках нового места.
Не секрет, что страны в Африке немного на другом уровне развития. Скажем так, они намного ближе к природе, чем мы. Порой настолько, что они от мала до велика спят на земле, порой полностью вываливаются в пыли и чувствуют себя при этом хорошо. На ряду с этим никогда не знаешь, где можешь наткнуться на туалет. Мне как-то везет обнаруживать его посредством своих ботов. Темнота сделала свое дело и я снова наступила в африканский сюрприз.
Новое дерево было большое, но не такое как первое. Сил озвучивать предпочтения уж не было и мы разбили новый лагерь, после чего провалились в усталый и короткий сон.
Все эти ночные события уложились в памяти в несколько секунд и новый день начался.
За вчерашний день мы проехали триста километров, потратив один доллар на еду, и до очередного города нам оставалась не больше ста. Но утром еще не проснувшийся разум твердо решил повернуть обратно и поехать к побережью, на остров Мозамбик, с которого и началась вся история государства Мозамбик.
Пробираясь к дороге, мы набрели на колонку с водой. Утренний душ подан. На водные процедуры пришли две местные женщины с огромными корзинами на головах, в которых лежал батат, арахис и внушающий страх мачете. Одна женщина зачерпнула пригоршню арахиса и подошла к рюкзаку, сказала, что денег не надо. Вторая принесла батат. Мы предположили, что это компенсация за прошлую ночь и приняли подарки с благодарностью.
На дороге машины неслись с запредельной скоростью и порой просто не замечали нас. Но одна маленькая тойота все же остановилась. Машина была маленькая, семья внутри — большая. Не по численности, но по широте души точно. Папаша говорил по-английски, сын-подросток отмалчивался, а мамаша щебетала на португальском. Тут началась новая история. Это один из тех случаев, когда гостеприимство не терпит отказов — тебя угощают, а ты бери. Вплоть до того, что Виталю чуть закурить не заставили, подозревая, что он стесняется. Мы мчались на крошечной тойоте впятером, отвечали на расспросы папаши и старательно делали вид, что не замечаем ползающих по нам муравьев, прихваченных с места ночевки и что аромат не лилий и фиалок исходит от моего ботинка.
История этой семьи с трудом укладывалась в голове в перерывах между дорожными кафе, в которых нас потчевали сэндвичами и газировкой, но вышло вот что. Дед папаши — араб, приплывший в Мозамбик из Индии, в конце 19 века. В славные для арабов времена, когда остров Мозамбик, куда мы направлялись, был столицей и центром работорговли. Папаша декларировал, что они едут в деревню в двадцати километрах от острова навестить дедушкино поместье,утратившие свое величие с тех времен. Мы должны поехать с ними,после чего он нас отвезет прямиком на остров. Проще было согласиться и мы утихли.
Территория поместья оказалась огромной и уже никому не принадлежавшей — внуки разъехались по городам, дома крошились под тяжестью времен. В главном доме был большой обед для членов семейства, а на улице многочисленные жители деревни ждали от него остатки. Такое соседство сковывает совесть и аппетит, но от папаши не скроешься. Заставили поесть, да еще и руками, как в настоящей мусульманской семье…