Проснулись в пять утра под ливень. Натянули тент на палатку, отрубились в надежде, что нас не зальет. Через пару часов дождь кончился. Проснулись как обычно, с двухместной палатке, в обнимку в двумя рюкзаками и гитарой. Сварили овсянки, пожарили хлеба на углях, приправили самой дешевой и паршивой ореховой пастой. Собрали вещи, просушили тент. Пошли выбираться из укрытия, в котором впервые за месяц нас никто с утра не обнаружил.Едем на озеро Таганьика, западная Танзания. 750 километров. Вышли на дорогу, где в линию рабочие роют водоотвод перед сезоном дождей. Нас увидели, работа встала. Толпа зрителей тыкает пальцем в двух беляшей, вышедших из леса. Показывая им жестом, чтоб продолжали копать, идем вдоль дороги. Поймали большой и медленный трак. Несмотря на то, что зарекались в траках не ездить, садимся. Через пять минут опять поняли, что совершили ошибку, потому что едет он медленнее, чем мы идем, а в кабине пахнет бензином, будто мы едем в топливном баке. Но дядька-водитель приятный мужик, беседы с которым увлекают и мы переключаемся. Каждый подъем в гору дается нам труднее, чем на тачке в Румынии, что работала на подсолнечном масле.

Через пару часов дядька решает заправится и мы застреваем на час в какой-то деревне. Попытались уйти, дядька успокоил, что скоро поедем. Сидим ждем. Подходит очередной кадр со словами «Как дела, мистер?». Мы тут слышим такое примерно каждые две минуты, так что уже не реагируем. Кадр настаивает на диалоге. Оказывается, что он миграционный офицер. С корочкой. Непонятно откуда взялся в этой глуши, да еще нас, сидящих в кабине, вычислил. Показали паспорта, визы, ушел. Дядька угостил жареной кукурузой. Высадил нас на нужном повороте, а сам поехал в Бурунди.

Goоgle офигенно ошибся, предложив нам дорогу, которая оказалась второстепенной. Нет машин, нет асфальта. Красная глина, велосипедисты, удивленные люди, тыкания пальцем, толпы детей следом, крики «Мгзунгу!». Пообедали в столовой с чупакабрами — так мы называем огромных птиц, похожих на птеродактиля, индюка и цаплю одновременно. Чупакабры тут очень наглые, не боятся людей и подходят прямо к столу. Пока мы ели, собралась приличная толпа детей и подростков, с огромным любопытством следящими как мы едим. Справились с рисом и отправились в путь, стараясь не обращать внимания на попытки нам что-то продать, предложить или просто окликнуть.

Пройдя сквозь фронт деревни, снова оказались на глиняной дороге. Остановили джипик с двумя молодыми парнями, которые с радостью согласились нас подвезти. Парни давили сотку по грунтовке, входя в повороты как заправские гонщики, а мы в очередной раз вдыхали пары бензина в салоне, пытаясь разгадать тайну неисправных танзанийских машин. За три часа мы сделали почти всё расстояние, расставшись на развилке в 60 километрах от нужного нам города. Размутили ананас, присели поиграть песен на гитаре, спустя пять минут собралось полдеревни. Ингода мы доставали камеру и говорили «БУ» и они с истошными воплями разбегались в разные стороны. Когда веселье кончилось, пришлось поработать локтями. Точнее ногами. Вечер близился, добираться надо было поскорее и мы шли по грунтовке в надежде найти еще одну, но важную машину.

Пройдя километров пять, остановили грузовик, с пятью товарищами внутри. Они не очень хотели впихивать нас к себе, поэтому остановили маршрутку и уговорили водителя подвезти нас бесплатно. Танзанийские маршрутки не имеют размеров, туда можно запихнуть абсолютно все. Даже если он рассчитана на десять человек, а там уже сидит двадцать три. Мы впихнули рюкзаки, впихнулись сами, у кого-то что-то хрустнуло, на руках оказался чей-то ребенок и мы тронулись. В каждой деревне в окна маршрутки женщины запихивали подносы с едой, десятки черных ладошек требовали деньги, а десятки детских ртов орали «мгузнгу!», надрывая свои танзанийские животики. Водила тоже не промах, жал под сотку с пассажирами по грунтовке, видимо торопись домой на ужин.

Спустя два часа, пропитанных очередными парами бензина, мы на месте. Девочка, которая обещала нас приютить вместо адреса присылает что-то вроде «вы должны научить меня играть на гитаре». Кончились деньги на телефоне. Нашли телефон, звоним. Номер не отвечает. Стоим на улице. Дождь, темнота, русское негодование. Дозвонились. Дошли. Устали как собаки. Девочка требует песен под гитару. Спели. Послушали песни девочки. Устало взмолились об отдыхе. Помылись в душе водой из ведра, расстелили пенки на полу. Наконец-то легли. Долго смеялись, то ли от радости, то ли это уже симптомы.

Как говорил Джобс, оставайтесь голодными и безрассудными, а как говорим мы — путешествуй..ТЕ, друзья, непременно!

Больше историй: