Приключения в усадьбе Архангельское

Однажды почти целое лето мы посвятили изучению подмосковных усадеб. У нас родился очередной младенец, и поездка к морю откладывалась. А ближнее Подмосковье — то, что надо! Столько великолепных архитектурных жемчужин и совсем недалеко от дома. Первым стало Архангельское — во-первых, всего полчаса езды на автобусе от метро «Тушинская», что немаловажно для маленьких путешественников, которые все-таки еще быстро устают (когда мы с детьми впервые поехали туда, сыну было семь лет, а дочери — девять). А во-вторых и — в главных, Архангельское — место по-настоящему уникальное, своего рода «машина времени», благодаря которой можно побывать сразу в нескольких исторических эпохах.

Елена Литвяк

История усадьбы

Прежде Архангельское носило название Уполозы [1], по фамилии одного из владельцев — Алексея Ивановича Уполоцкого, известное с 1537 года. В 1646 году здесь во владении Федора Ивановича Шереметева значилось имение и в нем деревянная церковь. В XVII веке его владельцами стали князья Одоевские. С 1681 года по 1703 год вотчина принадлежала князю М. Я. Черкасскому[2]. С 1703 до 1810 годы усадьба оставалась в роду Голицыных. С 1703 года усадьба перешла к князю Дмитрию Михайловичу Голицыну, который при императрице Анне Иоанновне был обвинён «в преступных намерениях» лишить государыню власти. Высланный в Москву, он большей частью жил в Архангельском — до 1736 года, когда был арестован. Однако в 1741 году усадьба была возвращена его сыну, Алексею Дмитриевичу, после которого перешла к Николаю Алексеевичу Голицыну. Последний начал возводить новый дворец по проекту французского архитектора Ш. Герна[fr][3]. В 1790-х годах по проекту итальянца Джакомо Тромбаро (Giacomo Trombaro) перед дворцом были устроены две террасы с мраморными балюстрадами. На террасах разбиты цветники, балюстрады украшены вазами, статуями, бюстами античных богов, героев и философов. Изюминкой создававшегося парка был небольшой ансамбль зданий, получивший название Каприз

. Его строил малоизвестный архитектор итальянец Джованни Петонди. Комплекс имел здания библиотеки и манежа с чрезвычайно интересными интерьерами. Манеж имел железное ограждение с каменными столбами, украшенными вазами. Перед манежем распланировали небольшой садик со скульптурой Амура.

Достойным обрамлением дворцового комплекса стал парк, благодаря которому усадьбу называют «подмосковным Версалем».

Усадьба постоянно привлекала к себе внимание современников. В разное время её посетили такие выдающиеся деятели русской культуры как историк и писатель Н. М. Карамзин, поэты А. С. Пушкин и П. А. Вяземский, литераторы А. И. Герцен и Н. П. Огарёв, художники В. А. Серов, А. Н. Бенуа, К. Е. Маковский, К. А. Коровин, музыканты К. Н. Игумнов и И. Ф. Стравинский.

Не обошли своим вниманием Архангельское и члены русской императорской фамилии. Здесь бывали Александр I и Николай I, Александр II и Александр III, а также Николай II.

В 1901 году архитектором П. В. Харко был проведён ремонт и реставрация отдельных помещений главного усадебного дома. В 1910 году художник И. И. Нивинский провёл реставрацию росписей и гризайлей главного дома[4]. В 1913—1914 годах реставрационные работы во дворце проводились И. И. Нивинским и архитектором Р. И. Клейном[уточнить

].

После революции усадьба была реквизирована, в 1919 году усадьба превращена в историко-художественный музей. Позднее, в 1934—1937 годах, на месте прежних оранжерей над Москвой-рекой появились корпуса Центрального военного клинического санатория «Архангельское» (архитектор В. П. Апышков), изменившие вид на долину Москвы-реки.

С 1945 года по середину 1990-х годов на территории усадьбы находилась база спортклуба ЦСКА, в частности, футбольной и хоккейной команд.

Усадьба Архангельское при Юсуповых

Князь Николай Борисович Юсупов купил усадьбу Архангельское в 1810 году, после того как она на протяжении ста семи лет принадлежала роду Голицыных. Что самое интересное, это имение было в собственности князей Юсуповых также сто семь лет, что дало пищу для толков о роковом числе для владельцев усадьбы в Архангельском.

К моменту приобретения имения Юсупову было уже шестьдесят лет, и он имел множество почетных званий и чинов, в том числе был директором Эрмитажа, управляющим Оружейной палатой, почетным членом Российской Академии Художеств и так далее. Юсупов купил усадьбу Архангельское как шедевр архитектуры и достойное обрамление для своей гигантской коллекция живописи, скульптур, книг, фарфора, редчайших артефактов.

Оформление усадьбы было заморожено в 1812 году с началом Отечественной войны с французским императором Наполеоном. Бесценные коллекции князя были перевезены в Астрахань. После победы русского воинства, все эти произведения искусства снова возвратились в Архангельское, и дальнейшее усовершенствование территории усадьбы продолжилось. Кроме того, князь Юсупов был так богат, что смог финансово помочь властям города Москвы восстанавливать город после пожаров.

Так кем же был Юсупов, раз имел богатство, достойное Креза? Родословную Юсуповы вели от ногайского хана Юсуфа, а тот от самого пророка Мухаммеда. Как вы уже поняли, они изначально исповедовали мусульманство. Но после того, как русский трон занял Алексей Михайлович Романов, потомок хана — Абдулла-Мурза начал служить этому царю при дворе, приняв православную веру и в крещении имя Дмитрий, за что ему было позволено зваться — Юсупов-Княже.

Есть легенда, что после крещения он увидел сон, где пророк Магомет проклял его и род Юсуповых за вероотступничество, сказав, что в каждом последующем поколении до двадцати шестилетнего возраста будет доживать только один наследник, другие будут умирать, так будет продолжаться пока весь род не вымрет. Удивительно, но проклятье действительно нещадно прошлось по пяти поколениям рода Юсуповых, где до взросления доживал лишь один мальчик. Что же касается трагической смерти молодой княжны Татьяны, о которой рассказывалось выше, она была одной из сестер, и первой девушкой из рода Юсуповых, которую также поглотило проклятье пророка. Тем не менее, отсутствие множества претендентов на наследство, потому как у Юсуповых он всегда был один, оказало положительную службу для накопления ими баснословного богатства. Род Юсуповых был настолько состоятельным, что вполне мог давать взаймы русскому царю.

Такое финансовое благосостояние дало возможность Юсупову с легкостью завершить отделку строений усадьбы Архангельское, а для оформления парка статуями заказать из Италии выдающегося зодчего Антонио Канова. Юсупов устроил здесь самый первый на территории нашей страны зоопарк, где жили редкие для тех времен обитатели — пеликаны, фламинго, пингвины, верблюды, медведи и так далее.

Театр Гонзаго

В те времена очень модным стало обустраивать театры в аристократических имениях. Юсупов тоже создал у себя такой, а для того, чтобы оформить его по высшему разряду, он пригласил из Италии выдающегося художника Пьетро Гонзаго. Открытие Архангельского театра случилось летом 1818 года, и на него был приглашен император Александр Первый с королем Пруссии. Нужно справедливо сказать, что на постановке оба самодержца сильно скучали, потому что Юсупов, дабы выделиться среди других аристократов, решил не менять декорации со сменой сюжета, а приказал создать статичную заднюю сцену, которая оставалась одинаковой вне зависимости, от того, что проигрывали на подмостках. Такой подход в театральном искусстве был непривычен монаршим гостям.

Театр Гонзаго

Дворец «Каприз»

— красивое небольшое сооружение посреди парка, возведенное еще во времена владения имением последнего князя Голицына, для чего он нанимал архитектора Тюрина. До войны 1812 года здесь находилась библиотека и манеж. При Юсуповых дворец Каприз стал местом для того, чтобы спрятаться от шума и суеты Большого дворца, и в то же время сюда приглашали гостей на музыкальные вечера, а иногда тут собиралась вся семья для того, чтобы отужинать в камерной обстановке.


Храм-памятник императрице Екатерине II

– по соседству с Капризом находится небольшой памятник Екатерине Великой. Здесь она предстает перед нами в образе восседающей богини Фемиды, а в нише за ее спиной на латинице выбиты слова-посвящение. Нужно сказать, что некоторое время Николай Юсупов и императрица Екатерина были в близких отношениях, но, когда князь ей наскучил, она подыскала ему очень богатую невесту – свою фрейлину Татьяну Энгельгардт, приданное которой было фантастическим даже для богатых аристократов Юсуповых – двадцать миллионов рублей. Представьте себе огромное имение Архангельское можно было купить за двести сорок пять тысяч рублей, а тут двадцать миллионов! За такой подарок судьбы Юсупов был очень благодарен императрице, но в его нежном отношении к государыне немалую роль играли и оставшиеся после их связи светлые чувства.


«Чайный домик»

— еще одно небольшое помещение около дворца Каприз. Несмотря на название, чай там никогда никто не пил, потому что первоначально тут размещалась библиотека, а потом был оборудован склад.

«Чайный домик»

Когда князь Николай Алексеевич Юсупов умер, его огромное состояние перешло к сыну – Борису Николаевичу. Но, удивительным было то, что несмотря на то, что наследник получил такое богатство, ему достались и долги отца, и чтобы их погасить он был вынужден продать львиную долю земель Архангельской усадьбы.

«Чайный домик»

Храм-усыпальница рода Юсуповых «Колоннада»

— самое позднее из возводившихся строений в усадьбе Архангельское, спроектированное инженером Клейном и построенное за четыре года. Изящное купольное здание с многочисленными колоннами, образующими крылья. Этот храм-усыпальница был задуман в память о трагической гибели на дуэли князя Николая Феликсовича Юсупова 1908 году. Дуэль случилась из-за женщины – Марины Александровны Гейден, которая, дав согласие на брак с графом Арвидом Эрнестовичем Мантейфель, внезапно влюбилась в князя Николая Феликсовича Юсупова и сделала все, чтобы он ответил ей тем же. Все это случилось накануне их свадьбы, поэтому опозоренный ее будущий супруг, будучи конногвардейцем, то есть военным, вызвал князя Юсупова на дуэль, случившуюся в Санкт-Петербурге на Крестовском острове двадцать второго июня. Николай Феликсович не стал стрелять в соперника, он сделал залп в воздух и в первый и во второй раз, а рогоносец не стал отвечать противнику столь благородным жестом, а убил его. Фатальная любовь пробудила злой рок рода Юсуповых, а в живых снова остался лишь один представитель мужского пола – Феликс Феликсович – младший сын красавицы-княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой.


Строительство Колоннады она затеяла, чтобы это место любимой усадьбы Архангельское стало фамильной усыпальницей рода Юсуповых, но ее планы стали несбыточными: отречение царя, революция, национализация, эмиграция во Францию. На свою родину Юсуповы так никогда и не вернулись. Сегодня усыпальница – одно из красивейших мест усадьбы. Внутри находится зал, оформленный колоннами, на которых держится огромный купол. Сейчас там идут интересные выставки.

Что касается последнего наследника знатного рода Юсуповых — князя Феликса, у него было все для счастья: красота, богатство, власть. Но как поговаривали, князь Феликс так гордился своей красотой, что иногда красился, рядился в женские наряды, да и вообще предпочитал проводить время с мужчинами. Все приближенные к царской семье поговаривали об их любовной связи с великим князем Дмитрием Павловичем. Вот оно проклятие пророка в действии: последний мужской представитель рода Юсуповых, который мнит себя женщиной.

Тем не менее, князь Феликс женился, правда, его брак также стал очередным скандалом. В жены он выбрал племянницу русского царя – княжну Ирину Александровну Романову. Она была дочерью сестры императора Николая Второго и великого князя Александра Михайловича.

Сложно сказать, какие чувства побудили возжелать вступить в брак эту пару. Этому воспротивились все, вплоть до царя Николая и его вдовствующей матери-императрицы Марии Федоровны, ведь они прекрасно были осведомлены о наклонностях Феликса. Тем не менее, их сопротивление было сломлено, и в начале 1914 года Ирина с Феликсом обвенчались, отправившись в свадебный тур по Европе, где их застала Первая Мировая война.

Молодоженов взяли в плен в Германии. И, несмотря на просьбы высокопоставленных родственников об их освобождении, вызволить Ирину с Феликсом не удавалось. Тогда они решились на побег, он увенчался успехом, они смогли вернуться в Россию, где княжна родила дочь, названную в ее честь Ириной.

Феликс Юсупов стал одним из главных убийц знаменитого старца Григория Распутина. Он, со своим другом, князем Дмитрием Павловичем Романовым и несколькими другими отпрысками знатных русских родов считали, что старец своими советами императрице Александре Федоровне губит Россию, поэтому посчитали делом чести убить Распутина. Когда тело старца обнаружили и дознались, кто виновен в его смерти, царица приказала арестовать всех участников, в том числе и Юсупова. Правда, император приказал его отпустить, но следствие по делу продолжилось, и шло вплоть до отречения царя от престола.

Княгиня Зинаида Юсупова, все еще оставаясь владелицей усадьбы Архангельское, и веря в семейное проклятье, в 1900 году написала завещание, где указала, что если у рода не останется наследников, то все их имущество должно перейти государству. Когда случилась революция, большевиков не интересовало искреннее желание Юсуповых передать уникальное имение со всеми его предметами искусства государству, поэтому Архангельское было просто разграблено.

Что касается судьбы Юсуповых, то Ирина с Феликсом успели в 1919 году покинуть Россию на линкоре «Мальборо». Они поселились во Франции, где Феликс начал писать мемуары. Он умер в 1967 году, а Ирина в 1970 году. Из детей у них была только одна дочь, таким образом прямой род Юсуповых пресекся, как и было предсказано в проклятье пророка.

Тела Юсуповых похоронили не в фамильном склепе поместья Архангельское, а на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа во Франции. Причем, княжну Ирину погребли в одном захоронении с матерью Феликса – Зинаидой Юсуповой, потому что на отдельную могилу у их дочери Ирины не оказалось денег. Вот так трагично сошел на нет богатейший род Юсуповых.

Что касается имения в Архангельском, то его национализировали и в 1937 году вместо огромных оранжерей, которые располагались напротив Большого дворца, поставили корпуса санатория для военных. Они и сегодня стоят там, но благо, что их возвели в едином стиле с прочими сооружениями усадьбы.

Санатории Архангельского

— располагаются на самой нижней парковой террасе, ниже уже начинается естественный обрыв, который спускается вниз, прямо к Москве-реке. В теплое время года местные жители и туристы с огромным удовольствием отдыхают здесь на природе, устраивая пикники после прогулки по парку и осмотру приусадебных сооружений.


Есть на территории усадьбы еще несколько исторических построек: Конторский флигель, сегодня там идут разные временные выставки; Кладовая над оврагом, где можно приобрести памятные сувениры о посещении Архангельского.

Старинная усадьба Архангельское в Подмосковье – отличное место для того, чтобы с пользой провести выходной день. Здесь есть и музей, и концертная площадка, и большая парковая зона. Кстати, вот уже более десятка лет в Архангельском проходит Джаз-фестиваль — крупнейшее музыкальное событие на территории нашей страны, каждый год на это шоу съезжаются тысячи любителей музыки.

Архитектурный ансамбль усадьбы

  • Большой дворец (1784—1820-е)
  • Храм-усыпальница Юсуповых («Колоннада») (1909—1916, архитектор Р. И. Клейн, при участии А. Д. Чичагова, Г. Б. Бархина[5]; интерьеры отделаны художником И. И. Нивинским)
  • Храм Архангела Михаила (1660-е)
  • Святые ворота (1824)
  • Глинобитная ограда (1826)
  • Кладовая над оврагом (конец XVIII века, перестроена О. И. Бове 1816, в 2006 году конференц-зал кладовой был оснащен презентационным оборудованием[значимость факта?
    ])
  • Конторский флигель (конец XVIII века, перестроен в 1822—1823 годах по проекту архитектора Е. Д. Тюрина)
  • Малый дворец «Каприз» (конец XVIII века, перестроен в 1817—1818 годах по проекту архитектора Е. Д. Тюрина)
  • Чайный домик (после пожара 1820 года; до того, с конца XVIII века — библиотека)
  • Театр Гонзага (1817—1818, архитекторы Е. Д. Тюрин, В. Я. Стрижаков и С. П. Мельников по проекту О. И. Бове)
  • Храм-памятник Екатерине II (по модели М. И. Козловского, Москва, 1819)
  • Розовый фонтан (1850-е гг.)
  • Памятник А. С. Пушкину (мастерская Кутырина, Москва, 1903)
  • Имперская колонна в честь посещения усадьбы российским императором Александром I (1816).

Усадьба в наши дни

Ведутся реставрационные работы в Большом дворце и Театре Гонзага. Отреставрированные парадные залы дворца (Вестибюль, Аванзал, Овальный зал) были открыты для экскурсионного посещения 30 апреля 2009 года, а Театр Гонзага с 10 июня 2009 года. Для осмотра также открыты архитектурно-парковый ансамбль усадьбы, экспозиция живописи западноевропейских художников XVIII в. в «Колоннаде», в «Конторском флигеле» готовится к открытию выставка, посвященная юсуповскому фарфору, на которой будут представлены экспонаты из 11 ведущих музеев России (открытие 30 апреля 2009 г.), выставки современных художников в «Кладовой над оврагом» и Нижнем зале «Колоннады».

В усадьбе периодически проводятся концерты, фестиваль джаза «Усадьба. Джаз».

Неподалёку от усадьбы расположен Музей техники Вадима Задорожного. В 2005 году было объявлено о строительстве вблизи усадьбы первого в России «города для миллионеров» — автономного городского поселения Рублёво-Архангельское, рассчитанного на 30 000 жителей, имеющих высокий и сверхвысокий достаток.

Борьба за территорию

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 03.04.1996 г. № 388 «О мерах по сохранению и дальнейшему использованию комплекса памятников истории и культуры усадьбы „Архангельское“ в Московской области» территория в пределах охранных зон усадьбы передавалась в совместное использование музея-усадьбы «Архангельское» и Центрального военного клинического санатория «Архангельское».

Однако, до выхода постановления правительства Московской области «Об утверждении границ территории и зон охраны усадьбы „Архангельское“ Красногорского района» в 2001 году режимы охранных зон были подкорректированы так, что исторические рощи Архангельская, Захарковская, Воронцовская, где запрещалось строительство превратились в «зону регулируемой застройки». Причём из общей площади охранной зоны — около 800 га — федеральная собственность была оформлена только на 62 га; остальная территория стала сдаваться в аренду, в частности, Аполлоновая и Горятинская рощи (в 2004 году они были сданы в аренду для «культурно-оздоровительных целей», а через 4 года состоялось переоформление: рекреация с правом застройки)[6]. Росохранкультура и музей-усадьба подали иск о признании договоров недействительными.

16 августа 2011 г. Министерство обороны РФ объявило о проведении аукциона о продаже участка земли, 12 га которой входят в охранную зону усадьбы, а 0,8 га находятся на территории усадьбы. Иск музея-усадьбы об отмене аукциона находится в стадии рассмотрения. 10 февраля Арбитражный суд Москвы признал недействительным приказ министра обороны Анатолия Сердюкова от 21 июня 2011 года о выставлении на торги участка чуть более 20 гектаров в охранных границах музея-усадьбы «Архангельское».

25 марта 2013 года заместитель председателя Московского областного отделения ВООПиК Евгений Соседов на встрече с Путиным пожаловался ему[7][8]:

Действительно, за неё [Архангельское] уже более 10 лет ведётся борьба различными общественными организациями и дирекцией музея. Но тем не менее наша деятельность начинает всё больше и больше напоминать какой-то бесконечный сериал, когда мы выигрываем суды, но тем не менее продолжается строительство. Буквально в субботу активисты были вынуждены пикетировать против очередной незаконной вырубки, которая уже была признана незаконной. В настоящее время продолжается лоббирование сокращения охранных зон буквально в десять раз. Почему-то этим занимается один из богатейших людей России – Виктор Вексельберг. И это не секрет, что его структуры владеют земельными участками в Архангельском. Мы просто не понимаем, почему мы вынуждены доказывать какие-то очевидные вещи, что нельзя строить посёлок рядом с театром Гонзага, что нельзя осваивать Лохин остров, эти панорамы знаменитые.

В ответ на это ГК «Ренова» выпустила пресс-релиз, в котором заявила[9]:

Еще в середине 2000-х годов структуры Группы разработали проект обустройства вблизи «Архангельского» паркового комплекса и рекреационной зоны, предназначенных для отдыха москвичей и жителей области. Однако до сих пор ни областное, ни федеральное министерства культуры так и не согласовали проект. При этом, все судебные инстанции к настоящему времени подтвердили законность позиции ГК «Ренова».

А 27 марта 2013 г. Вексельберг назвал сообщённые Евгением Соседовым сведения недостоверными[10][11]:

«Информация, донесенная молодым человеком, не помню его фамилию, абсолютно не соответствует действительности», — сказал Вексельберг журналистам в среду. Относительно разговора с президентом Вексельберг сообщил, что разговор состоялся и в субботу в министерстве культуры будет совещание. «Надеюсь, все вопросы решим», — цитирует Вексельберг РИА Новости.

С «Самокатом» по Архангельскому…

Сейчас есть немало литературы по разным уголкам России, которую разные издательства выпускают с расчетом на прогулки с детьми. Вот и в свое самое первое путешествие мы взяли с собой замечательную игру-квест «Загородное ралли № 1», специально созданную для путешествий с детьми издательством «Самокат» несколько лет назад. Ко времени нашего первого путешествия в Архангельске мы уже прошли маршрутами «Московского ралли № 1» от «Самоката», и теперь дети предвкушали новое яркое событие. Архангельское — один из девяти маршрутов по самым известным подмосковным усадьбам (от Кусково в черте Москвы до Поленово и Ясной Поляны, куда нужно добираться по несколько часов). Их объединяет стремление авторов не просто показать детям усадьбу как особый тип дворянского жилища XVIII–XIX веков, но и помочь «встретиться» с их великими владельцами. Маршрут не перегружен обилием исторических фактов, снабжен картой с неожиданными вопросами и заданиями, трудясь над которыми, ребенок прокладывает свой маршрут в пространстве от одного объекта к другому и передвижение получается не случайным, а осмысленным. Все усадебные постройки легко узнаваемы в крупных, подробных рисунках, стилизованных под детские, дана ориентация карты по сторонам света. Словом, здесь есть все, что действительно нужно для интересной прогулки.

Многие вопросы по карте построены с учетом активного внимания ребенка к необычному. Вот, например, ель, растущая недалеко от храма-усыпальницы. Один ее внешний вид (неровность, будто вывернутость ствола) обязательно привлекает детей, поэтому автор маршрута предлагает им остановиться здесь, понаблюдать и подумать: «Заберись под крону и посмотри вверх. Почему ель наклонена?» Как я люблю вот такие задания, по-настоящему детские! «Заберись под крону…» Это гораздо привлекательнее и понятнее для ребенка, чем если бы экскурсовод просто сказал: «А теперь посмотрите, пожалуйста, на эту ель, обратите внимание на ее необычную форму. Дело в том, что…» Ведь ребенок довольно долго, лет до десяти, всегда старается так или иначе задействовать собственное тело в освоении нового пространства. Сколько раз я видела, как мои дети буквально ползают на коленках или лежат на земле, чтобы прикоснуться к этому конкретному месту и сохранить память о нем на уровне телесных ощущений.

Simm/commons.wikimedia.org

Еще одно замечательное свидетельство настоящей, безошибочной «детскости» вопросов этого квеста — использование при ориентации в пространстве подробной инструкции с опорой на стороны света и количество шагов. Если ребенок еще не знает, что метр — это примерно широкий шаг взрослого человека, то можно просто сказать ему об этом, и абстрактные «метры» тут же обретут легко представимую, осязаемую «телесность»:

«В одиннадцати метрах на восток от задней стены усыпальницы стоит невысокая колонна. Что это? — Памятная колонна о победе России в войне 1812 года. — Мемориальный обелиск на могиле князя Юсупова. — Воздуховод».

По-моему, замечательный вопрос и замечательные варианты ответов! Аня и Макар сразу легко нашли ту самую колонну, и почти сразу нашли верный ответ, методом исключения. Если это памятник победе, почему он такой невзрачный, задумалась Аня. Значит, нет. И памятник не стали бы устанавливать сзади, как бы в тени. На могилу тоже не похоже. Колонна без креста и без надписей (у нас был до этого опыт хождения по старым, дореволюционным некрополям, и памятников дети тоже видели предостаточно, так что мысль их двигалась в верном направлении). В результате выбрали в качестве ответа «воздуховод» и ликовали в конце маршрута, когда мы присели на очередную лавочку, чтобы подсчитать очки, набранные за путешествие.

Отдельное спасибо автору за вопросы по дворцовому парку. Чтобы ответить на них, парк тоже надо было «прожить» на глаз и на ощупь, ныряя в зеленую арку-«берсо», сделанную из стриженой липы, удивляясь, как дерево может так изогнуться под человеческими руками и как это можно постричь липу то шаром, то прямоугольной стенкой, то конусом («Сколько разных “стрижек” лип ты насчитал?») И теперь Аня и Макар совершенно безошибочно отличают «стриженый» французский регулярный парк от «лесного» английского пейзажного парка (а я впервые узнала об этом на втором курсе университета на лекциях по истории искусства).

Всю необходимую информацию об усадьбе можно найти в небольшой брошюре, вложенной в картонный бокс с картами. Брошюра поделена на две части: «Читать ДО прогулки. Готовимся к путешествию» и «Читать ПОСЛЕ прогулки. Ответы и не только». В брошюре для детей оказалось вполне достаточно ярких, запоминающихся деталей истории и местной географии, так что ничего дополнительного читать и пересказывать мне не пришлось.

Примечания

  1. Мачульский Е.Н. Красногорская земля. Издание второе, дополненное и исправленное. М. Энциклопедия российских деревень, 2006. — с. 283 — ISBN 5-88367-004-0
  2. Усадьба переходила как приданое, сначала дочери Ф. И. Шереметева, Евдокии — к Н. И. Одоевскому; затем дочери Одоевского (Марфы или Прасковьи?) — Черкасскому.
  3. В 2003 году во время реставрационных работ под фундаментом дворца была найдена закладная доска, гласящая, что князь Николай Алексеевич Голицын начал его строительство в 1784 году
  4. Нащокина М. B.
    Архитекторы московского модерна. Творческие портреты. — Издание 3-е. — М.: Жираф, 2005. — С. 358. — 2 500 экз. — ISBN 5-89832-043-1.
  5. [www.temples.ru/card.php?debug_arch&ID=1534 Церковь в Архангельском]. Храмы России. Проверено 18 марта 2013. [www.webcitation.org/6FHOSywBj Архивировано из первоисточника 21 марта 2013].
  6. Земцова Т.
    «Увижу сей дворец…» // Наука и жизнь. — 2013. — № 7. — С. 58—60. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0028-1263&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4….EK*&debug=false 0028-1263].
  7. [news.kremlin.ru/news/17740 Президент России]
  8. [www.rg.ru/2013/03/25/premii-site.html Владимир Путин вручил премии молодым деятелям культуры — Виталий Петров, Сергей Куксин — «Ангел Архангельского» — Российская газета — Владимир Путин вр …]. Проверено 1 апреля 2013.
  9. [www.renova.ru/press-center/releases/16/4649/ Публикации — Ренова]. Проверено 1 апреля 2013. [www.webcitation.org/6FcREB9ae Архивировано из первоисточника 4 апреля 2013].
  10. [www.gazeta.ru/culture/news/2013/03/27/n_2820657.shtml Виктор Вексельберг опроверг информацию о том, что лоббирует застройку земель «Архангельского» — Газета.Ru | Новости культуры]. Проверено 1 апреля 2013. [www.webcitation.org/6FcREzVme Архивировано из первоисточника 4 апреля 2013].
  11. [riarealty.ru/news/20130327/400014109.html Вексельберг опровергает информацию о проблеме с землями «Архангельского» — РИА Новости Недвижимость]. Проверено 1 апреля 2013. [www.webcitation.org/6FcRHUt7E Архивировано из первоисточника 4 апреля 2013].

Литература

  • Безсонов С.
    Архангельское / Обложка художника П. Зубченкова. — М.: Московский рабочий, 1952. — 88 с. — (По музеям и выставкам Москвы и Подмосковья). — 50 000 экз. (обл.)
  • Познанский В. В.
    Архангельское / Под общ. ред. С. М. Земцова; Фотографии выполнены А. А. Александровым. — М.: Искусство, 1966. — 88 с. — (Художественные сокровища дворцов-музеев).
  • Булавина Л. И., Рапопорт В. Л., Унанянц Н. Т.
    Архангельское: Краткий путеводитель. — Изд. 3-е, дополн. — М.: Московский рабочий, 1974. — 128 с. — (Музеи и выставки Москвы и Подмосковья). — 100 000 экз. (обл.)
  • Глозман И. М., Рапопорт В. Л., Семенова И. Г.
    Кусково. Останкино. Архангельское. — М.: Искусство, 1976. — 207 с. — (Города и музеи мира). — 50 000 экз.

Практическая информация

Музей-усадьба Архангельское находится за пределами столицы. Точный адрес: Московская область, Красногорск, посёлок Архангельское. Официальный сайт: https://arhangelskoe.su/.

Билет в усадьбу Архангельское

До усадьбы ходит общественный транспорт: добраться в Архангельское от станции метро «Тушинская» можно:

  • автобусами № 541, 549 и
  • маршрутным такси №151.

От Красногорска до усадьбы можно доехать на автобусах №520 и 824. При поездке на машине необходимо доехать до 5 км Ильинского шоссе. В усадьбе есть парковка.

Отрывок, характеризующий Архангельское (усадьба)

Красивая Вера презрительно улыбнулась, видимо не чувствуя ни малейшего оскорбления. – Ежели бы вы мне сказали давно, маменька, я бы тотчас ушла, – сказала она, и пошла в свою комнату. Но, проходя мимо диванной, она заметила, что в ней у двух окошек симметрично сидели две пары. Она остановилась и презрительно улыбнулась. Соня сидела близко подле Николая, который переписывал ей стихи, в первый раз сочиненные им. Борис с Наташей сидели у другого окна и замолчали, когда вошла Вера. Соня и Наташа с виноватыми и счастливыми лицами взглянули на Веру. Весело и трогательно было смотреть на этих влюбленных девочек, но вид их, очевидно, не возбуждал в Вере приятного чувства. – Сколько раз я вас просила, – сказала она, – не брать моих вещей, у вас есть своя комната. Она взяла от Николая чернильницу. – Сейчас, сейчас, – сказал он, мокая перо. – Вы всё умеете делать не во время, – сказала Вера. – То прибежали в гостиную, так что всем совестно сделалось за вас. Несмотря на то, или именно потому, что сказанное ею было совершенно справедливо, никто ей не отвечал, и все четверо только переглядывались между собой. Она медлила в комнате с чернильницей в руке. – И какие могут быть в ваши года секреты между Наташей и Борисом и между вами, – всё одни глупости! – Ну, что тебе за дело, Вера? – тихеньким голоском, заступнически проговорила Наташа. Она, видимо, была ко всем еще более, чем всегда, в этот день добра и ласкова. – Очень глупо, – сказала Вера, – мне совестно за вас. Что за секреты?… – У каждого свои секреты. Мы тебя с Бергом не трогаем, – сказала Наташа разгорячаясь. – Я думаю, не трогаете, – сказала Вера, – потому что в моих поступках никогда ничего не может быть дурного. А вот я маменьке скажу, как ты с Борисом обходишься. – Наталья Ильинишна очень хорошо со мной обходится, – сказал Борис. – Я не могу жаловаться, – сказал он. – Оставьте, Борис, вы такой дипломат (слово дипломат было в большом ходу у детей в том особом значении, какое они придавали этому слову); даже скучно, – сказала Наташа оскорбленным, дрожащим голосом. – За что она ко мне пристает? Ты этого никогда не поймешь, – сказала она, обращаясь к Вере, – потому что ты никогда никого не любила; у тебя сердца нет, ты только madame de Genlis [мадам Жанлис] (это прозвище, считавшееся очень обидным, было дано Вере Николаем), и твое первое удовольствие – делать неприятности другим. Ты кокетничай с Бергом, сколько хочешь, – проговорила она скоро. – Да уж я верно не стану перед гостями бегать за молодым человеком… – Ну, добилась своего, – вмешался Николай, – наговорила всем неприятностей, расстроила всех. Пойдемте в детскую. Все четверо, как спугнутая стая птиц, поднялись и пошли из комнаты. – Мне наговорили неприятностей, а я никому ничего, – сказала Вера. – Madame de Genlis! Madame de Genlis! – проговорили смеющиеся голоса из за двери. Красивая Вера, производившая на всех такое раздражающее, неприятное действие, улыбнулась и видимо не затронутая тем, что ей было сказано, подошла к зеркалу и оправила шарф и прическу. Глядя на свое красивое лицо, она стала, повидимому, еще холоднее и спокойнее. В гостиной продолжался разговор. – Ah! chere, – говорила графиня, – и в моей жизни tout n’est pas rose. Разве я не вижу, что du train, que nous allons, [не всё розы. – при нашем образе жизни,] нашего состояния нам не надолго! И всё это клуб, и его доброта. В деревне мы живем, разве мы отдыхаем? Театры, охоты и Бог знает что. Да что обо мне говорить! Ну, как же ты это всё устроила? Я часто на тебя удивляюсь, Annette, как это ты, в свои годы, скачешь в повозке одна, в Москву, в Петербург, ко всем министрам, ко всей знати, со всеми умеешь обойтись, удивляюсь! Ну, как же это устроилось? Вот я ничего этого не умею. – Ах, душа моя! – отвечала княгиня Анна Михайловна. – Не дай Бог тебе узнать, как тяжело остаться вдовой без подпоры и с сыном, которого любишь до обожания. Всему научишься, – продолжала она с некоторою гордостью. – Процесс мой меня научил. Ежели мне нужно видеть кого нибудь из этих тузов, я пишу записку: «princesse une telle [княгиня такая то] желает видеть такого то» и еду сама на извозчике хоть два, хоть три раза, хоть четыре, до тех пор, пока не добьюсь того, что мне надо. Мне всё равно, что бы обо мне ни думали. – Ну, как же, кого ты просила о Бореньке? – спросила графиня. – Ведь вот твой уже офицер гвардии, а Николушка идет юнкером. Некому похлопотать. Ты кого просила? – Князя Василия. Он был очень мил. Сейчас на всё согласился, доложил государю, – говорила княгиня Анна Михайловна с восторгом, совершенно забыв всё унижение, через которое она прошла для достижения своей цели. – Что он постарел, князь Василий? – спросила графиня. – Я его не видала с наших театров у Румянцевых. И думаю, забыл про меня. Il me faisait la cour, [Он за мной волочился,] – вспомнила графиня с улыбкой. – Всё такой же, – отвечала Анна Михайловна, – любезен, рассыпается. Les grandeurs ne lui ont pas touriene la tete du tout. [Высокое положение не вскружило ему головы нисколько.] «Я жалею, что слишком мало могу вам сделать, милая княгиня, – он мне говорит, – приказывайте». Нет, он славный человек и родной прекрасный. Но ты знаешь, Nathalieie, мою любовь к сыну. Я не знаю, чего я не сделала бы для его счастья. А обстоятельства мои до того дурны, – продолжала Анна Михайловна с грустью и понижая голос, – до того дурны, что я теперь в самом ужасном положении. Мой несчастный процесс съедает всё, что я имею, и не подвигается. У меня нет, можешь себе представить, a la lettre [буквально] нет гривенника денег, и я не знаю, на что обмундировать Бориса. – Она вынула платок и заплакала. – Мне нужно пятьсот рублей, а у меня одна двадцатипятирублевая бумажка. Я в таком положении… Одна моя надежда теперь на графа Кирилла Владимировича Безухова. Ежели он не захочет поддержать своего крестника, – ведь он крестил Борю, – и назначить ему что нибудь на содержание, то все мои хлопоты пропадут: мне не на что будет обмундировать его. Графиня прослезилась и молча соображала что то. – Часто думаю, может, это и грех, – сказала княгиня, – а часто думаю: вот граф Кирилл Владимирович Безухой живет один… это огромное состояние… и для чего живет? Ему жизнь в тягость, а Боре только начинать жить. – Он, верно, оставит что нибудь Борису, – сказала графиня. – Бог знает, chere amie! [милый друг!] Эти богачи и вельможи такие эгоисты. Но я всё таки поеду сейчас к нему с Борисом и прямо скажу, в чем дело. Пускай обо мне думают, что хотят, мне, право, всё равно, когда судьба сына зависит от этого. – Княгиня поднялась. – Теперь два часа, а в четыре часа вы обедаете. Я успею съездить. И с приемами петербургской деловой барыни, умеющей пользоваться временем, Анна Михайловна послала за сыном и вместе с ним вышла в переднюю. – Прощай, душа моя, – сказала она графине, которая провожала ее до двери, – пожелай мне успеха, – прибавила она шопотом от сына. – Вы к графу Кириллу Владимировичу, ma chere? – сказал граф из столовой, выходя тоже в переднюю. – Коли ему лучше, зовите Пьера ко мне обедать. Ведь он у меня бывал, с детьми танцовал. Зовите непременно, ma chere. Ну, посмотрим, как то отличится нынче Тарас. Говорит, что у графа Орлова такого обеда не бывало, какой у нас будет. – Mon cher Boris, [Дорогой Борис,] – сказала княгиня Анна Михайловна сыну, когда карета графини Ростовой, в которой они сидели, проехала по устланной соломой улице и въехала на широкий двор графа Кирилла Владимировича Безухого. – Mon cher Boris, – сказала мать, выпрастывая руку из под старого салопа и робким и ласковым движением кладя ее на руку сына, – будь ласков, будь внимателен. Граф Кирилл Владимирович всё таки тебе крестный отец, и от него зависит твоя будущая судьба. Помни это, mon cher, будь мил, как ты умеешь быть… – Ежели бы я знал, что из этого выйдет что нибудь, кроме унижения… – отвечал сын холодно. – Но я обещал вам и делаю это для вас. Несмотря на то, что чья то карета стояла у подъезда, швейцар, оглядев мать с сыном (которые, не приказывая докладывать о себе, прямо вошли в стеклянные сени между двумя рядами статуй в нишах), значительно посмотрев на старенький салоп, спросил, кого им угодно, княжен или графа, и, узнав, что графа, сказал, что их сиятельству нынче хуже и их сиятельство никого не принимают. – Мы можем уехать, – сказал сын по французски. – Mon ami! [Друг мой!] – сказала мать умоляющим голосом, опять дотрогиваясь до руки сына, как будто это прикосновение могло успокоивать или возбуждать его. Борис замолчал и, не снимая шинели, вопросительно смотрел на мать. – Голубчик, – нежным голоском сказала Анна Михайловна, обращаясь к швейцару, – я знаю, что граф Кирилл Владимирович очень болен… я затем и приехала… я родственница… Я не буду беспокоить, голубчик… А мне бы только надо увидать князя Василия Сергеевича: ведь он здесь стоит. Доложи, пожалуйста. Швейцар угрюмо дернул снурок наверх и отвернулся. – Княгиня Друбецкая к князю Василию Сергеевичу, – крикнул он сбежавшему сверху и из под выступа лестницы выглядывавшему официанту в чулках, башмаках и фраке. Мать расправила складки своего крашеного шелкового платья, посмотрелась в цельное венецианское зеркало в стене и бодро в своих стоптанных башмаках пошла вверх по ковру лестницы. – Mon cher, voue m’avez promis, [Мой друг, ты мне обещал,] – обратилась она опять к Сыну, прикосновением руки возбуждая его. Сын, опустив глаза, спокойно шел за нею. Они вошли в залу, из которой одна дверь вела в покои, отведенные князю Василью. В то время как мать с сыном, выйдя на середину комнаты, намеревались спросить дорогу у вскочившего при их входе старого официанта, у одной из дверей повернулась бронзовая ручка и князь Василий в бархатной шубке, с одною звездой, по домашнему, вышел, провожая красивого черноволосого мужчину. Мужчина этот был знаменитый петербургский доктор Lorrain. – C’est donc positif? [Итак, это верно?] – говорил князь. – Mon prince, «errare humanum est», mais… [Князь, человеку ошибаться свойственно.] – отвечал доктор, грассируя и произнося латинские слова французским выговором. – C’est bien, c’est bien… [Хорошо, хорошо…] Заметив Анну Михайловну с сыном, князь Василий поклоном отпустил доктора и молча, но с вопросительным видом, подошел к ним. Сын заметил, как вдруг глубокая горесть выразилась в глазах его матери, и слегка улыбнулся. – Да, в каких грустных обстоятельствах пришлось нам видеться, князь… Ну, что наш дорогой больной? – сказала она, как будто не замечая холодного, оскорбительного, устремленного на нее взгляда. Князь Василий вопросительно, до недоумения, посмотрел на нее, потом на Бориса. Борис учтиво поклонился. Князь Василий, не отвечая на поклон, отвернулся к Анне Михайловне и на ее вопрос отвечал движением головы и губ, которое означало самую плохую надежду для больного. – Неужели? – воскликнула Анна Михайловна. – Ах, это ужасно! Страшно подумать… Это мой сын, – прибавила она, указывая на Бориса. – Он сам хотел благодарить вас. Борис еще раз учтиво поклонился. – Верьте, князь, что сердце матери никогда не забудет того, что вы сделали для нас. – Я рад, что мог сделать вам приятное, любезная моя Анна Михайловна, – сказал князь Василий, оправляя жабо и в жесте и голосе проявляя здесь, в Москве, перед покровительствуемою Анною Михайловной еще гораздо большую важность, чем в Петербурге, на вечере у Annette Шерер. – Старайтесь служить хорошо и быть достойным, – прибавил он, строго обращаясь к Борису. – Я рад… Вы здесь в отпуску? – продиктовал он своим бесстрастным тоном. – Жду приказа, ваше сиятельство, чтоб отправиться по новому назначению, – отвечал Борис, не выказывая ни досады за резкий тон князя, ни желания вступить в разговор, но так спокойно и почтительно, что князь пристально поглядел на него. – Вы живете с матушкой? – Я живу у графини Ростовой, – сказал Борис, опять прибавив: – ваше сиятельство. – Это тот Илья Ростов, который женился на Nathalie Шиншиной, – сказала Анна Михайловна. – Знаю, знаю, – сказал князь Василий своим монотонным голосом. – Je n’ai jamais pu concevoir, comment Nathalieie s’est decidee a epouser cet ours mal – leche l Un personnage completement stupide et ridicule.Et joueur a ce qu’on dit. [Я никогда не мог понять, как Натали решилась выйти замуж за этого грязного медведя. Совершенно глупая и смешная особа. К тому же игрок, говорят.] – Mais tres brave homme, mon prince, [Но добрый человек, князь,] – заметила Анна Михайловна, трогательно улыбаясь, как будто и она знала, что граф Ростов заслуживал такого мнения, но просила пожалеть бедного старика. – Что говорят доктора? – спросила княгиня, помолчав немного и опять выражая большую печаль на своем исплаканном лице. – Мало надежды, – сказал князь. – А мне так хотелось еще раз поблагодарить дядю за все его благодеяния и мне и Боре. C’est son filleuil, [Это его крестник,] – прибавила она таким тоном, как будто это известие должно было крайне обрадовать князя Василия. Князь Василий задумался и поморщился. Анна Михайловна поняла, что он боялся найти в ней соперницу по завещанию графа Безухого. Она поспешила успокоить его. – Ежели бы не моя истинная любовь и преданность дяде, – сказала она, с особенною уверенностию и небрежностию выговаривая это слово: – я знаю его характер, благородный, прямой, но ведь одни княжны при нем…Они еще молоды… – Она наклонила голову и прибавила шопотом: – исполнил ли он последний долг, князь? Как драгоценны эти последние минуты! Ведь хуже быть не может; его необходимо приготовить ежели он так плох. Мы, женщины, князь, – она нежно улыбнулась, – всегда знаем, как говорить эти вещи. Необходимо видеть его. Как бы тяжело это ни было для меня, но я привыкла уже страдать. Князь, видимо, понял, и понял, как и на вечере у Annette Шерер, что от Анны Михайловны трудно отделаться. – Не было бы тяжело ему это свидание, chere Анна Михайловна, – сказал он. – Подождем до вечера, доктора обещали кризис. – Но нельзя ждать, князь, в эти минуты. Pensez, il у va du salut de son ame… Ah! c’est terrible, les devoirs d’un chretien… [Подумайте, дело идет о спасения его души! Ах! это ужасно, долг христианина…] Из внутренних комнат отворилась дверь, и вошла одна из княжен племянниц графа, с угрюмым и холодным лицом и поразительно несоразмерною по ногам длинною талией. Князь Василий обернулся к ней. – Ну, что он? – Всё то же. И как вы хотите, этот шум… – сказала княжна, оглядывая Анну Михайловну, как незнакомую. – Ah, chere, je ne vous reconnaissais pas, [Ах, милая, я не узнала вас,] – с счастливою улыбкой сказала Анна Михайловна, легкою иноходью подходя к племяннице графа. – Je viens d’arriver et je suis a vous pour vous aider a soigner mon oncle . J`imagine, combien vous avez souffert, [Я приехала помогать вам ходить за дядюшкой. Воображаю, как вы настрадались,] – прибавила она, с участием закатывая глаза. Княжна ничего не ответила, даже не улыбнулась и тотчас же вышла. Анна Михайловна сняла перчатки и в завоеванной позиции расположилась на кресле, пригласив князя Василья сесть подле себя. – Борис! – сказала она сыну и улыбнулась, – я пройду к графу, к дяде, а ты поди к Пьеру, mon ami, покаместь, да не забудь передать ему приглашение от Ростовых. Они зовут его обедать. Я думаю, он не поедет? – обратилась она к князю. – Напротив, – сказал князь, видимо сделавшийся не в духе. – Je serais tres content si vous me debarrassez de ce jeune homme… [Я был бы очень рад, если бы вы меня избавили от этого молодого человека…] Сидит тут. Граф ни разу не спросил про него. Он пожал плечами. Официант повел молодого человека вниз и вверх по другой лестнице к Петру Кирилловичу. Пьер так и не успел выбрать себе карьеры в Петербурге и, действительно, был выслан в Москву за буйство. История, которую рассказывали у графа Ростова, была справедлива. Пьер участвовал в связываньи квартального с медведем. Он приехал несколько дней тому назад и остановился, как всегда, в доме своего отца. Хотя он и предполагал, что история его уже известна в Москве, и что дамы, окружающие его отца, всегда недоброжелательные к нему, воспользуются этим случаем, чтобы раздражить графа, он всё таки в день приезда пошел на половину отца. Войдя в гостиную, обычное местопребывание княжен, он поздоровался с дамами, сидевшими за пяльцами и за книгой, которую вслух читала одна из них. Их было три. Старшая, чистоплотная, с длинною талией, строгая девица, та самая, которая выходила к Анне Михайловне, читала; младшие, обе румяные и хорошенькие, отличавшиеся друг от друга только тем, что у одной была родинка над губой, очень красившая ее, шили в пяльцах. Пьер был встречен как мертвец или зачумленный. Старшая княжна прервала чтение и молча посмотрела на него испуганными глазами; младшая, без родинки, приняла точно такое же выражение; самая меньшая, с родинкой, веселого и смешливого характера, нагнулась к пяльцам, чтобы скрыть улыбку, вызванную, вероятно, предстоящею сценой, забавность которой она предвидела. Она притянула вниз шерстинку и нагнулась, будто разбирая узоры и едва удерживаясь от смеха.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: