В честь чего была возведена церковь Вознесения в Коломенском


Грех московского правителя

В 1525 году Великий князь Московский Василий III, портрет которого приведен выше, насильно постриг в монахини свою первую жену Соломонию Сабурову, а год спустя повел под венец дочь литовского князя Елену Глинскую. Хотя у такого поступка была веская причина – бесплодие Соломонии, лишавшее княжество законного наследника престола, по церковным канонам сие деяние считалось великим грехом, подобным двоеженству.

То ли Господь прогневался на князя и затворил чрево его новой супруги, то ли отвергнутая жена прокляла его, но в первые годы брака, детей у новой пары не было. Не помогла и двухгодичная епитимья, наложенная на него митрополитом для очищения от греха. Отчаявшийся супруг решил возвести дивную церковь Вознесения в Коломенском – подмосковном селе, где помещались его княжеские хоромы, и которое он уже не раз украшал храмами. Этим благочестивым деянием надеялся он умилостивить Бога, и вымолить долгожданного сына.

Приезд итальянского мастера

В историю Москвы первая половина XVI века вошла, как эпоха «великих строек», произведенных итальянцами, выписанными в Россию. Они украсили столицу выдающимися архитектурными памятниками. Не отступил Василий III от сложившейся традиции и в этот раз. Обратившись лично к Папе Римскому Клименту VII, он уговорил его отпустить в Москву известного в то время итальянского зодчего Анибале, которому и намеревался поручить строительство церкви Вознесения в Коломенском. Архитектор прибыл в Россию летом 1528 года.

Сам же Великий князь в это время отправился вместе с молодой женой Еленой в многомесячное паломничество по монастырям, ставя перед образами пудовые свечи, и вымаливая у Господа сына-наследника.

Церковь, построенная мастером Анибале

Исследование памятника и реставрация[править | править код]

Иконостас в храме Вознесения Внутренний вид шатра
Первую попытку историко-архитектурной оценки церкви сделал архитектор Н. А. Шохин по завершении ремонтных работ 1866—1867 годов в публикации 1872 г. Он ошибочно отнёс второй ярус галерей к поздним перестройкам и эта ошибка держалась целое столетие.

Проводивший в 1914—1916 годах первые реставрационные работы на памятнике архитектор Б. Н. Засыпкин впервые провёл археологическую разведку территории, выполнил обмеры фрагментов памятника, фотофиксацию деталей и работ, в 1915 году впервые раскрыл ценные архитектурные детали церкви: северный портал и «царское место». Тогда же памятник в целом обмерял архитектор И. В. Рыльский. Во время ремонта церкви в 1914—1916 годах под руководством архитектора Б. Н. Засыпкина был новым, специально изготовленным большемерным кирпичом (с клеймами «1914») перелицован шатёр.

О результатах исследования памятника П. Д. Барановским в 1930-е гг. ничего не известно. Возможно, под его руководством были догипсованы спинка «царского места» и правая колонка северного портала. В. Н. Подключников, на основе своих наблюдений, а также данных Б. Н. Засыпкина и И. В. Рыльского в 1941 г. защитил диссертацию, посвящённую монографическому исследованию архитектуры этого храма. Однако не только никто из исследователей не усомнился в правильности выводов Н. А. Шохина о позднем происхождении второго яруса, но добавили ошибку о позднем происхождении и первого яруса папертей (галерей).

Серьёзное изучение памятника стало возможным с началом реставрационных работ, проводившихся в 1970- гг. С 1972 г. по 1982 г. их вёл Н. Н. Свешников, с которым работали: А. Г. Кудрявцев в 1975- гг. и в 1974- гг. — С. А. Гаврилов, продолживший исследования в 1983- годах. Результаты работы этого коллектива кардинально изменили представление о памятнике и, прежде всего, о его папертях и крыльцах, которые было ошибочно принято относить к поздним перестройкам, искажающим первоначальный облик памятника.

При кратком обследовании крыши папертей в 1979 году обнаружили доски с большими фрагментами обоев и брус с различными врубками от разобранных коломенских дворцов. В 1985 году завершено исследование пола и анализ историко-архивных материалов с графической реконструкцией иконостаса XVI века. С XVI века по 1867 год иконостас располагался от северной двери до южной. Н. Шохин сделал новый иконостас между пилястрами, сократив ширину иконостаса примерно вдвое[7]. Во время исследования 1986—1987 годов на южном крыльце была обнаружена нижняя часть звонницы, просуществовавшей до XVIII века.

В комплексе с архитектурным исследованием проводилось археологическое исследование территории памятника под руководством археолога Л. А. Беляева. В 1970-е годы вокруг церкви Вознесения был снят культурный слой высотой до метра. В 1990 году были вырыты 3 археологических шурфа, в которых обнаружили свыше 400 фрагментов резьбы от капителей столбов и от порталов церкви. Всего в 1986—1997 годах архитектором С. А. Гавриловым атрибутированы свыше 2,2 тысяч фрагментов резьбы с привязкой их к декору церкви. Им же были атрибутированы находки Б. Н. Засыпкина. В публикациях упоминалась «резьба от более ранней церкви, стоявшей на месте церкви Вознесения». Однако это утверждение опровергнуто исследованием всех архитектурных деталей, поднятых из культурного слоя и хранящихся в фондах музея-заповедника. Никаких следов от более раннего храма археологическое исследование территории церкви Вознесения не обнаружило.

Поправки к первоначальному проекту

Место для строительства церкви было выбрано на крутом берегу Москвы-реки, вблизи бившего из земли чудодейственного ключа. Это в полной мере соответствовало и русским православным традициям, и канонам, изложенным в итальянских богословских трактатах.

Первоначальный макет церкви Вознесения в Коломенском, краткое описание которого сохранилось до наших дней, разительно отличается от ее окончательного варианта. Дело в том, что преступая к работе, Анибале не планировал создания высокой подклети – нижнего хозяйственного этажа, отчего все оно должно было быть ниже и приземистей. Кроме того, он намечал строительство боковых приделов и звонницы расположенной в западной части здания. Осенью 1528 года соорудили фундамент, соответствующий данной планировке здания.

Однако стало очевидным, что при такой конструкции церковь не будет видна со стороны чудодейственного родника, так как ее закроет крутой выступ берега. Это являлось серьезным упущением, поскольку нарушалась зрительная связь со святым местом.

Храм, устремленный к облакам

Пришлось срочно переделывать весь проект. Для эффективнеей обзорности церкви, решили поднять ее на высокий подклет. Благодаря новому проекту церковь Вознесения в селе Коломенском стала хорошо видна со всех сторон, но архитектору пришлось отказаться от возведения ее боковых приделов и звонницы. После соответствующей переделки фундамента работы были продолжены.

Современное состояние памятника[править | править код]

Памятная монета Банка России
Серьёзное опасение вызывает состояние памятника, стоящего на оползневом берегу. В 1970-е годы под видом укрепления берега строили бетонную набережную для повышения уровня воды в целях судоходства, засыпали грунтом древние родники. Берег заболотился, образовались промоины на 2 метра выше родников. Наиболее крупные оползни под церковью Вознесения произошли в 1981 и 1987 годах. Вместо серьёзного изучения оползневого берега и противооползневых мероприятий в конце 1980-х противооползневое наблюдение было ликвидировано.

Есть предположение, что весь объём церкви Вознесения расколот осевыми трещинами на четыре блока (по наблюдениям архитекторов Б. Н. Засыпкина в 1914—1916 годы и архитектора С. А. Гаврилова в 1970—1990-е годы). Вместо серьёзного изучения состояния памятника решили залицевать трещины кирпичом. По сведениям главного архитектора музейного объединения О. Ягунова в 2003—2007 годах для перелицовки было использовано 40 тысяч штук кирпича. Со слов О.Ягунова, самоцелью восстановление первоначального облика не было; так, например, крыши над галереями сохранили, открытыми делать не стали.[8]. Вся информация о работах на церкви Вознесения за 2001—2007 годы полностью закрыта. Научные исследования церкви генпроектировщиком ЦНРПМ были перепоручены фирме КРЕАЛ.

Деревянные конструкции крыш над папертями (использованные от разобранных коломенских дворцов) были полностью уничтожены при последней реставрации в 2002—2005 годы без необходимого исследования и фотофиксации.

Рождение наследника

Усердие строителей церкви и многомесячные паломничества княжеской четы не пропали даром. В начале 1530 года княгиня обрадовала мужа долгожданным известием. С этого времени начались приготовления к появлению на свет долгожданного наследника. Им стал будущий царь Иван III Васильевич, получивший за свои кровавые деяния титул Грозного. Похоже, что именно в нем воплотилось проклятие, посланное несчастной Соломонией из монастырской кельи, в которую ее насильно заточил бывший супруг.

Коснулись общие хлопоты и работ, производившихся в Коломенском. Церковь Вознесения на этом этапе вновь претерпела ряд изменений в своей планировке. По желанию князя в ней было оборудовано «царское место», не предусмотренное ранее. Оно представляло собой белокаменное овальное основание, вмонтированное в настил паперти. Для размещения примыкавшей к нему резной спинки пришлось сделать глубокую выемку в уже готовой к тому времени внутренней стене здания. Спустя почти три столетия, в 1836 году по проекту архитектора Е. Д. Турина над «царским местом» был установлен объемный герб России.

Царь Иван Грозный

История[править | править код]

Церковь возведена в 1528—1532 годах предположительно итальянским архитектором Петром Францизском Анибале (по русским летописям — Пётр Фрязин или Петрок Малой)[3] на правом берегу Москвы-реки. Ктитор храма — великий князь Московский Василий III.

Легенда связывает строительство храма с рождением у Василия III долгожданного наследника — Ивана Грозного. Из неё известно лишь то, что храм каким-то образом был связан с рождением наследника, но возвести сооружение столь сложных конструкций и большого объёма за два года, прошедшие с сентября 1530 г. по август 1532 г. теоретически не могли. По гипотезе С. А. Гаврилова, церковь была заложена на два года раньше рождения Ивана Васильевича и потому не могла быть обетной. Храм возведён как моленный, для моления о чадородии великокняжеской четы[4].

Сразу по окончании срока двухгодичной епитимьи, выпрошенной Василием III для очищения от греха двоежёнства[4], к Папе Римскому явились послы великого князя. По его просьбе Климент VII отпустил в Москву архитектора Анибале для строительства моленных церквей. В Москву архитектор приехал в начале лета 1528 года и через 2-3 недели уже приступил к работе.

Место для церкви Вознесения выбрали на крутом берегу, в основании которого бил ключ, считавшийся чудодейственным. Это соответствовало итальянским трактатам о выборе места, по ним ключ отнесён к особенно целебным, поскольку располагался на «зимнем востоке». Первоначально заложили «Т»-образный фундамент для трёхпрестольного храма без подклета. Подобная планировка реализована при строительстве храмов Преображения Господня села Остров и Рождества Христова села Беседы (ныне Ленинский район Московской области).

С западной стороны была заложена звонница, подобная дьяковской. Под разновысотные объёмы были заложены фундаменты разной глубины. По трактатам они должны были составлять одну шестую часть высоты объёмов здания. По глубине заложения фундаментов можно сделать гипотетическую реконструкцию. Высота основного храма определяется в 42,5 м, высота приделов — в 24,6 м, высота западного притвора — 14,4 м.

Вероятно, осенью 1528 года фундамент был завершён. По завершении фундамента отказались от первоначального замысла, так как от родника церковь оказалась бы скрытой крутым берегом, а от церкви родник не виден. Для зрительной связи понадобилось поставить храм на высокий подклет. Это повлекло за собой кардинальную переработку проекта. В связи с появлением подклета отказались от боковых приделов и от западного варианта звонницы. Для подъёма на второй ярус потребовались лестницы. С осени 1528 до весны 1529 года, вероятно, переделывали макет.

В 1529 году по уточнённому замыслу строили подклет одновременно с первым ярусом папертей и крылец. В начале лета стали выкладывать звонницу, совмещённую с северным крыльцом, но от второго варианта отказались, как и от первого западного варианта. Возможно, ещё не решена была общая планировка усадьбы. К середине лета 1529 года все общие решения были приняты. Деревянная дьяковская церковь с престолами Зачатия Иоанна Предтечи, Зачатия Анны и Константина и Елены была уже почти готова (она была освящена, первой из всех моленных церквей, до конца 1529 года). Только с конца 1529 г., когда появилась первая моленная церковь Зачатия Иоанна Предтечи, в которой стали совершаться моления о чадородии, можно было подумать о появлении наследника. На дьяковскую церковь сориентировали нижний марш южного крыльца церкви Вознесения, отвернув ось крыльца от оси церкви Вознесения на 4 градуса. На этой главной оси и поставили звонницу окончательно. Нависание пилонов 2 го яруса южного крыльца над стенами каморы свидетельствует о том, что при возведении каморы о возведении над ней звонницы решения еще не было.

Вероятно, в 1530 году строили четверик. В следующем году делали кокошники и восьмерик. В завершающий 1532 год сделали шатёр. Вероятно, только по окончании шатра поставили столбы 2-го яруса папертей с резными капителями, паперти покрыли тесовыми кровлями, на южном крыльце поставили звонницу, настелили полы по мотиву руста из треугольных керамических плиток в церкви белого и серого цвета и из квадратных плиток на папертях. Все эти работы были завершены к концу лета 1532 года[5]:62. По летописным источникам освящение церкви произошло 3 сентября 1532 года[6] митрополитом Даниилом в присутствии князя Василия III, княгини Елены и сына Ивана[5]:65.

С начала 1530 года стали готовиться к появлению на свет наследника. В связи с рождением Ивана Грозного в августе 1530 г. было создано «царское место» на белокаменном овальном основании, с которого открывается прекрасный вид на прилегающую окрестность. Место установили в одновременно с настилкой пола на паперти, причём для его резной спинки в уже готовой стене четверика пришлось сделать выемку в полкирпича.

Первоначальное убранство интерьера церкви не сохранилось. О росписи интерьера сведений нет. Упоминаемое в XVII веке поновление «стенного письма», возможно, относится к росписи восточного фасада церкви возле «царского места». Первоначальный пол церкви из керамических треугольных белых и серых плиток утрачен в 1570-е годы. При ремонте ]а первоначальные плитки были перевёрнуты повреждённой лицевой стороной вниз, в результате чего обнажились их задние стороны, не политые белым ангобом. Именно так и тогда в интерьере появились «красные» плитки. Дополнительно к плиткам, использованным вторично, были сделаны более толстые плитки серого и чёрного цвета. Одновременно с ремонтом пола появились сохранившиеся до настоящего времени царские врата. Вероятно, тогда же был утрачен керамический пол на папертях. С. А. Гаврилов предполагает, что обнаруженные при археологических работах серые квадратные плитки с ковчегом могли снять с пола папертей церкви Вознесения. Работами археологов в 1976—1979 годах руководил Л. А. Беляев. Он относит керамические плитки с ковчегом к доитальянскому строительному периоду, но это явная ошибка.

В XVII веке поновляют иконы в иконостасе и небольшую фреску на восточном фасаде над «царским местом». По упоминаниям разных лет трудно представить, какая роспись была здесь первоначально. Упоминаются образа Вселенских святых, Московских чудотворцев, Господа Саваофа. Роспись сохранялась нетронутой до 1884 года, когда фрески были уничтожены, а на их месте, на стене, обитой цинковыми листами, появилась масляная живопись.

Следующий большой ремонт, вероятно, проводили одновременно со строительством дворца Екатерины II, перестройкой и надстройкой ансамбля Передних ворот под руководством и по чертежам князя П. В. Макулова в 1766—1767 годах. Во время этого ремонта были сняты ренессансные белокаменные резные капители со столбов второго яруса галерей, сделаны парапеты с ширинками (до сих пор публикуются ошибочные реконструкции «первоначального» вида церкви с этими парапетами). Тогда же появился кирпичный пол «в ёлку», уложенный на песке и в основание сени «царского места» были уложены верхом вниз наиболее сохранившиеся резные блоки капителей столбов второго яруса папертей. На ренессансных капителях водрузили новый кирпичный парапет с белокаменными гранёными столбиками и плоской крышкой, не заслонявшей оконного проема над «царским местом». Очень скоро кирпичный пол, уложенный на песке, стал рассыпаться и потребовал ремонта.

В 1836 году по рисунку архитектора Е. Д. Тюрина над «царским местом» появилась бочка с гипсовым орлом, кованая решётка и гипсовые детали на парапете. Бочка закрыла половину окна, скрыв первоначальный замысел.

В 1866—1867 годах проводился ремонт под руководством архитектора Н. А. Шохина. Тогда впервые в южной грани верхнего восьмерика был сделан пролом и смонтирована дверь. Легенда о существовании там в древности помещения не подтвердилась, но продолжает повторяться почти во всех публикациях по церкви Вознесения. При Шохине была разобрана первоначальная белокаменная глава и сделана более плоская из металла по железному каркасу. Первоначальная глава была сделана из трёх рядов белокаменных блоков. Она была более выпуклой, но не намного. При исследовании кладки восьмерика установлено также, что завершающий карниз и три ряда фриза переложены полностью в XIX в. на новом растворе. По обмеру Шохина, глава была выше всего примерно на 35 см. Тогда же лестница-стремянка была снята с основания креста и пропущена через новый пролом внутрь верхнего восьмерика.

При архитекторе Н. Ф. Кольбе в 1873 году были перелицованы новым кирпичом (клейма «ШМ») стены подклета, настелены новые полы на папертях из больших аршинных белокаменных плит. Одновременно были переделаны крыши над папертями. В качестве материала использовали доски и брус, взятые от разобранного в 1872 году дворца Александра I. При его строительстве в 1825 году использовали материал от разборки дворца Екатерины II, в который также попали материалы от разборки дворца Алексея Михайловича.

В 1840 году началось строительство каменной Георгиевской церкви, а иконостас от предыдущей деревянной поставили на западной паперти церкви Вознесения. Однако престола на паперти здесь никогда не было.

Праздничный пир и смерть Василия III

Строительство церкви Вознесения в Коломенском было завершено в 1532 году, когда юному Ивану – сыну и наследнику Великого князя Василия III, едва исполнилось два года. Освящал ее особо близкий ко двору князя человек – епископ Коломенский Вассиан (Топорков), приходившийся племянником преподобному Иосифу Волоцкому. Великий князь на радостях одарил церковь богатыми дарами в виде драгоценных сосудов и золотых риз для икон. В Коломенском устроили праздничный пир, продолжавшийся три дня. Однако жизнь царя уже была на исходе.

Епископ Вассиан в декабре 1533 года исповедовал и причащал царя Василия на смертном одре. Как полагают современные исследователи, он умер от онкологического заболевания. После него власть перешла к малолетнему сыну.

По свидетельствам современников, Иван Грозный любил бывать в Коломенском.Церковь Вознесения, ставшая воздаянием Богу за его рождение, была чрезвычайно близка государю. Он не жалел средств для ее украшения. Особенно по сердцу ему был вид, открывавшийся с высокой галереи. С нее он обозревал построенный им в селе «увеселительный дворец», не сохранившийся до наших дней, но многократно упоминаемый в исторических документах.

Одно из внутренних помещений церкви

Легенды, связанные с Вознесенской церковью

Село Коломенское занимало важное место в жизни Ивана Грозного. Здесь он формировал полки для покорения Казанского ханства. Известно, что окрестности села были излюбленным местом его охоты. Реальная жизнь царя дала толчок появлению многих легенд, связанных с ним и с церковью Вознесения в Коломенском. Интересные факты, получившие документальное подтверждение, чередуются в них с явным вымыслом. Например, уже несколько столетий волнует любителей истории рассказ о том, что в тайных подземельях, вырытых при строительстве церкви, до сих пор хранятся несметные богатства, вывезенные Иваном Грозным из разоренного Новгорода.

Некоторые исследователи полагают, что там же спрятана и его знаменитая библиотека, которую уже давно и безуспешно разыскивают тысячи охотников за кладами. Их не пугает даже проклятие, которое, согласно легенде, наложено царем. Оно гласит, что каждый, приблизившийся к его фолиантам, неминуемо ослепнет. Впрочем, еще ни у кого не было случая подтвердить или опровергнуть это утверждение.

Храм, устремленный ввысь

Церковь Вознесения в Коломенском, фото которого представлены в статье, является уникальным архитектурным памятником, символизирующим Елеонскую гору, с которой некогда вознесся Иисус Христос. Даже при беглом взгляде она поражает своим устремлением ввысь. Именно с нее в России берет начало строительство каменных шатровых церквей.

Храм, ставший частью российской истории

Наряду с шатром, который является основным элементом архитектурной композиции, столь удивительный «летящий» эффект удалось достичь благодаря пристенным пилонам – вытянутым вверх элементам конструкции, придающим стенам дополнительную прочность. Сложенная из оштукатуренного кирпича, и являющая в плане равноконечный крест, церковь украшена богатым декоративным убранством, что придает ей изысканный вид. Общая высота сооружения равна 62 метра. При сравнительно небольшой площади внутреннего помещения, не превышающей 100 м², отсутствие колонн создает впечатление простора.

ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ ЦЕРКОВЬ В КОЛОМЕНСКОМ

Церковь Вознесения Господня в Коло-менском построена вел. кн. Василием III Иоанновичем (возможно, во исполнение обета) после рождения сына, буд. царя Иоанна IV, «в своем селе» — во владении великокняжеской семьи (не позднее чем с 1339), где располагался один из загородных дворов. Освящена 3 сент. 1532 г. в честь Вознесения Господня митр. Даниилом и Собором духовенства в присутствии вел. князя c семьей; празднование длилось 3 дня (ПСРЛ. Т. 8. С. 280). По словам летописца, «бе же церковь та велми чюдна высотою и красотою и светлостию, такова не бывала преже сего в Руси» (ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 62).

Как дворцовый храм В. ц. получала содержание из царской и патриаршей казны, не имела прихода, возле нее не сложилось кладбища. В день отречения имп. Николая II Александровича (2 марта 1917) в ее подклете, где хранились старые иконные доски, была по откровению обретена чудотворная Державная икона Божией Матери. C 1923 г. служба в В. ц. была прекращена, храм передан музею рус. архитектуры, образованному в Коломенском по инициативе П. Д. Барановского; в наст. время В. ц. находится в совместном пользовании ГМЗК и Патриархии (с 1994 Патриаршее подворье). Богослужения совершаются по воскресным дням и Великим праздникам в период от Пасхи до Покрова Пресв. Богородицы.

Храм неоднократно реставрировали и перестраивали, частично изменяя и декор. Большой ремонт, проведенный, вероятно, в кон. XVII в., затронул в основном галерею. Фасады были серьезно переработаны при реставрации 1832-1836 гг. (под рук. Е. Д. Тюрина); во время ремонта 1866-1867 гг. (под рук. Н. А. Шохина) церковь была неудачно оштукатурена цементным раствором и «реставрирована согласно всем древним деталям и орнаментам»: разобран свод под главкой, обветшавшие камни карнизов (ок. 170 погонных м) выбраны и заменены новыми (отчасти перетесанными старыми) плитами, заново сделаны 8 белокаменных капителей, «исправлены малые карнизы» и белокаменная сетка шатра.

В 1913-1916 гг. работы вело Дворцовое управление при научном наблюдении МАО (под рук. Б. Н. Засыпкина, обмер произвел И. В. Рыльский, исследование и графические реконструкции сделаны Д. П. Суховым). Были восстановлены «утраченные части кладки стен, шатра, профилированных белокаменных деталей», изготовлен большемерный кирпич; следование древним формам не отличалось точностью. В 20-30-х гг. XX в. наблюдения и работы в В. ц. вели Барановский, В. Н. Подключников и А. Уткин (1936-1940); в стенах центральной части подклета были открыты детали тонко профилированных белокаменных баз, отличные от более поздних, реставрированных.

Перед Великой Отечественной войной Подключников подготовил диссертацию по архитектуре В. ц. Новые материалы дали работы 1972-1984 гг. (под рук. Н. Н. Свешникова, при активном участии Н. Н. Кудрявцева и С. А. Гаврилова, продолжившего наблюдения и исследования до 90-х гг.), напр. о галереях-папертях и крыльцах, тогда же впервые было обосновано существование их изначального покрытия. С 1978 г. реставрация и архитектурные исследования сопровождались археологическими изысканиями (наиболее результативными были сезоны 1979 и 2003); с 2001 г. реставрацию, включая общий обмер здания совр. техническими методами, производят ЦНРПМ Мин-ва культуры РФ.

План храма на уровне крылец

План храма на уровне крылец

Архитектура В. ц. отличается единым замыслом начиная с устройства фундамента, общего для храма и галерей. Основание главного объема представляет собой монолит из белокаменных блоков на известковом растворе, имеет в плане форму, близкую к квадрату, и уходит на глубину 4,5-7,8 м (на вост. и зап. сторонах). Основания под зап. частью подклета и под крыльцами, несущими меньшую нагрузку, заложены на небольшую глубину (ок. 1 м). Кладка фундамента велась в котловане, по мере нарастания рядов использовались более правильно отесанные блоки. Размеченный в плане фундамент уточняли в ходе разбивки, следы к-рой в виде линий, прочерченных вдоль краев котлована, открыты при раскопках. Уступ в глубину с запада образовал анкер, к-рым в склоне надпойменной террасы укрепилось основание. Вост. стена, выступавшая над поверхностью, была присыпана на высоту более 1,5 м боем кирпичного щебня и отесками камня, к-рые дренировали склон и образовали вокруг храма задернованный «стилобат» правильной формы, просматривавшийся до недавнего времени.

Внешний объем здания включает подклет с 2 сводчатыми помещениями, галереи, четверик, восьмерик и 8-гранный шатер, венчаемый небольшим 8-гранным барабаном с маленьким куполом и крестом наверху. Планы нижних ярусов, галереи и четверика имеют форму креста; благодаря равным прямоугольным выступам по сторонам квадрата достигнута крестообразность в плане основного объема. Вост. выступ, где находится алтарь, внешне не выделен. Отделка подклета свидетельствует о высоком искусстве инженера-архитектора: хотя помещение, видимо, не использовалось для службы, стены оформлены кирпичными пилястрами, поставленными на пьедесталы, снаружи белокаменные. На галерею ведут 3 выносных крыльца; всходы на них устроены с уровня земли параллельно соответствующей стене с поворотом к ней под прямым углом в точке выхода на ось портала. Всходы состоят из маршей лестниц, опирающихся на аркады, и протяженных площадок и различаются между собой: северный вплотную прижат к галерее; с вост. стороны лестниц нет.

Все углы храма, как внешние, так и внутренние, усилены пилястрами и образуют отдельные пилоны. Внешнее убранство храма совмещает элементы Возрождения (пилястры с капителями, обрамления окон полуколонками и др.) и готики (на простенки наложены вимперги (глухие арки 3-угольных форм) с заостренными очертаниями на фасадах рукавов планового креста и в узких простенках выступающих углов четверика, килевидные арки), типичные для позднесредневек. и ренессансной Италии, особенно в завершениях порталов. Пропорции шатра подчеркивают гурт-вал, проложенный вдоль всех граней, а также ромбовидные ячейки сетки белокаменной алмазной огранки, как бы наброшенной на кирпичный шатер,- прием, использованный в кон. XV в. только при строительстве Грановитой палаты Московского Кремля итал. мастерами. Все в архитектуре В. ц. подчинено идее вертикального устремления: контраст небольших размеров внутреннего пространства (8,5×8,5 м) в сравнении с высотой (41 м), обходные галереи с широко раскинувшимися лестницами, пропорции высокого крестчатого объема, своеобразный «готически» трактованный ордер, раскрепованный на пилястрах и не переходящий на стену, высокие полукружия килевидных кокошников, образующих ступенчатый переход от крестчатой части к восьмиграннику, убегающие вверх ромбы на гранях шатра.

Отличается своеобразием система вентиляции и освещения: 2 щелевидных окна в вост. и юж. стенах подклета и др. отверстия в его стенах служили продухами; основной ярус (4 окна) идет по фасадам рукавов креста, под вимпергами, нижняя часть храма освещена проемами, прорезанными в угловых выступах четверика. Окна в восьмерике размещены крестообразно, в противолежащих гранях на шатре — вразбивку, по два и по одному; на фасад и внутрь восьмерика выходят также маленькие щелевидные окна для освещения лестницы внутри стены, огибающей восьмерик с юго-запада. Окна имеют разные очертания: в основном объеме — прямоугольные, с перспективными наличниками и завершением в виде килевидных фронтонов, в восьмерике — арочные; на гранях без окон сделаны ниши.

В вост. стену церкви снаружи врезан белокаменный трон, назначение к-рого точно неизвестно: большинство дореволюционных исследователей без достаточных оснований считали его царским местом либо символическим изображением Етимасии — горнего места Спасителя или Богородицы. Не исключено, что трон готовили как епископское седалище и изначально он не располагался на внешней галерее. Окружающий трон киворий XVII-XIX вв. установлен на 4 столбиках с парапетом и бочкообразным завершением, выложен с использованием камней с растительной резьбой, вероятно, от утраченного первоначального декора церкви и завершений столбов галереи. Тимпан его полуциркульного завершения-раковины украшает растительная резьба (листья аканфа), мощные изогнутые ножки декорированы широкими листьями, высокая спинка украшена двойными каннелюрами.

Иконостас изначально, вероятно, имел один ряд, в собрании ГМЗК сохранились царские врата (в сер. XVIII в. изъяты, в XIX в. опубликованы по рис. Ф. Г. Солнцева (Древности Гос-ва Российского. М., 1849-1853. Вып. 6. Табл. 36; Мартынов А. А., Снегирёв И. М. Рус. старина в памятниках церк. и гражданского зодчества. М., 1852. Тетр. 5. С. 8), переданы музею в 1924).

Графическая реконструкция вост. фасада

Графическая реконструкция вост. фасада В 1680 г. мастера Иван Михеев «с товарищи», Егор Зиновьев и Иван Масеков реставрировали местный, деисусный, праздничный, пророческий и праотеческий чины. По документам XVIII в. (РГАДА. Ф. 1239. Ед. хр. 31818 (опись архит. И. Мичурина, 1740)), размеры иконостаса составляли 8,53×14,93 м, в 3 ярусах было 55 икон. С 1745 г. иконы неоднократно передавали в ведомство Дворцовой канцелярии (по описи 1750, иконостас высотой ок. 9 м имел 5 ярусов, не считая местного ряда — 73 иконы) и поновляли (особенно большие работы произвели в 50-80-х гг. XVIII в.). В 1878 г. мастером Н. Ахапкиным был сделан новый 5-ярусный иконостас в русско-визант. стиле на средства статского советника С. П. Страхова и купца А. В. Пуллинова; освящен 28 авг. еп. Можайским Алексием. Поновленный в 1913 г. тем же мастером иконостас был разобран (без фотофиксации) в 1926 г., тогда же были обнаружены следы древних врубок в стены и одно старое (XVII в.?) тябло. Из др. икон собрания ГМЗК был смонтирован «музейный» 4-ярусный иконостас (разобран в 60-х гг. XX в.). В храме были особые деревянные, обитые тканью места для царской семьи. Документы XVII в. упоминают фрески в интерьере, утраченные к XVIII в.; в XIX в. стены покрывала роспись с архитектурными мотивами (не сохр.). На вост. паперти, рядом с «троном», на стене было фресковое изображение Собора Вселенских святых и московских чудотворцев (не сохр.).

Нетрадиц. архитектурное решение В. ц., вероятно, обусловило постройку храма вне Кремля и города. Личность архитектора (архитекторов?) остается предметом дискуссий: И. Е. Забелин считал, что это был рус. мастер, по мнению Подключникова и Ю. П. Спегальского, вероятнее из Пскова, чем из Москвы, др. исследователи, отмечавшие черты итал. Ренессанса (К. К. Романов, Н. Н. Воронин, В. А. Булкин, С. С. Подъяпольский), полагали, что он был приглашен из Европы и состоял на рус. службе. Участие в работах мастеров из Зап. Европы подкрепляется датой от Рождества Христова, вырезанной араб. цифрами на одном из верхних камней пилястр: «(1)533». В наст. время наиболее признаны гипотезы об авторстве итал. зодчего Петра Ганнибала (в рус. источниках — Петрок Малой), строителя храма в честь Воскресения Христова в Кремле (1532-1543) и стен Китай-города (1535-1538), либо иного, неизвестного мастера.

В. ц. не имеет исторических аналогов по типу и архитектурным формам. Долгое время господствовала теория Забелина о том, что строитель пытался воспроизвести тип деревянного шатрового храма в камне; ее подкреплял текст XVI в., в к-ром упомянуто, что верх В. ц. устроен «на деревянное дело» (ИЗ. Т. 10. С. 88; Т. 13. С. 268). Но сходство с рус. деревянными церквами более позднего времени не может служить решающим аргументом. Стиль архитектуры В. ц. напоминает храм Гроба Господня в Иерусалиме и др. храмы на Св. земле, повлиявшие на архитектуру Италии и др. стран Европы в XIII-XIV вв. В Зап. Европе в церквах, часовнях и колокольнях (особенно в Италии) использовали шатровые формы в завершениях, а в России эта форма, по-видимому, была типична для надпрестольных кивориев и сеней. Свободное обращение с ордером, варьирование ренессансных либо по-ренессансному трактованных готических (вимперги) и русифицированных (кокошники) мотивов, композиция освещения — все это характерно не для рус. зодчества, но для западноевроп. архитектурной традиции. К очевидным приметам архитектуры Высокого Возрождения относятся геометрически четкая форма плана, свойственная А. Палладио; использование единого ордера в интерьере и на фасадах; продуманная цельность и гармоничность конструкции и декора. Храм-памятник в форме своеобразного «обелиска», поднятого на обходную галерею на аркадах и сложный постамент-подиум, близкий к типу центрического храма, активно разрабатывался теоретиками архитектуры Ренессанса (Антонио Филарете (Аверлино) и др.). О хорошем знакомстве мастера с искусством Ренессанса свидетельствует и трон на вост. галерее.

В. ц. оказала решающее влияние на сложение шатровых, столпообразных и многостолпных рус. храмов сер. XVI в., определив одну из главных тенденций в развитии церковной архитектуры Московской Руси. В 1994 г. внесена во Всемирный список культурного наследия ЮНЕСКО.

Ист.: РГАДА. Ф. 1239. Ед. хр. 22409, 22706, 22740, 31859, 31968, 32348, 42551; РГИА. Ф. 293. Оп. 3. Д. 257: Подключников В. Н. Нек-рые элементы архит. композиции Коломенского храма: Дис. М., 1944; Архив ЛОИА. Ф. 29. Д. 646: Романов К. К. К вопросу о взаимоотношениях между Россией и Италией в строительстве кон. XV — нач. XVI ст. Ркп.

Лит.: Подключников В. Н. Коломенское. М., 1944. С. 8-14; Маковецкий И. В. Коломенское: Исслед. ист. развития планировки архит. ансамбля: Дис. М., 1951; Спегальский Ю. П. Каменное зодчество Пскова. Л., 1976; Подъяпольский С. С. Архитектор Петрок Малой // Памятники рус. архитектуры и монументального искусства: Стиль, атрибуции, датировки. М., 1983. С. 34-50; Харламова А. М. Исслед. и реставрация ц. Вознесения в Коломенском в 1913-1915 гг.: (По мат-лам Б. Н. Засыпкина) // Реставрация и исслед. памятников культуры. М., 1990. Вып. 3. С. 86-90; Гаврилов С. А. Церковь Вознесения в Коломенском: Исслед. 1972-1990 гг. // Реставрация и архит. археология / ВНИИТАГ. М., 1991. Вып. 1. С. 158-178; Kivimae J. Peter Frjazin or Peter Hannibal? An Italian architect in Late Medieval Russia and Livonia // Settentrione: Riv. di studi italo-finlandesi. Turku, 1993. Anno 5; Коломенское: Мат-лы и исслед. М., 1991-2002. Вып. 1-7; Суздалев В. Е. Очерки истории Коломенского. М., 20022.

Л. А. Беляев

Сочетание двух архитектурных стилей

Давая характеристику церкви Вознесения в Коломенском, запрещено оставить без внимания двухъярусную «галерею-гульбище», к которой ведут три лестницы, придающие ей своеобразный вид. Они являются весьма характерным элементом русского средневекового зодчества. Кроме того, архитектор Анибале при составлении проекта использовал ряд элементов, характерных для эпохи Возрождения.

Это пилястры (вертикальные выступы стен), увенчанные капителями, и готические вымперги, представляющие собой остроконечные арки, более характерные для католических храмов. Однако у зрителя никакого ощущения чужеродности не возникает, так как все элементы удачно сочетаются с рядами килевых арок, выполненных в традиционном московском стиле.

Вид Вознесенской церкви с высоты птичьего полета

Церковь Вознесения в Коломенском была построена с использованием элементов как русского, так и западно-европейского стилей. Объединив в себе эти два художественных направления, она явила миру неповторимый архитектурный шедевр.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: