Если в вашей новостной ленте более ста групп о путешествиях, то начинает казаться, что вся планета находится в движении. Все снялись с места и махнули против часовой стрелки. И все такие одинокие романтики, рок-н-дольщики и бомжи. Сырой материал для целой книжной полки и главное, повторяют они друг за другом — границы у вас в голове!

А когда перед тобой сидит консул эфиопского посольства с татуировкой на лбу в виде креста и говорит:

— Вы, касатики, визу у нас получить не можете, ибо резидентского пермита Кении у вас нет. Вы можете получить визу по прилету в Эфиопию, вот и летите. И мне глубоко фиолетово, что этот полет на полторы тысячи километров встанет вам в пять сотен баксов, плевать, что вы там пишете какую-то книгу и более того, — говорит она, почесывая шею, на которой вытатуировано ожерелье из крестов, — мне абсолютно плевать, что у вас самолет из Аддис-Абебы в какую-то там Америку и несдаваемый билет.

В этот момент очень хочется посмотреть что бы сделали те, которые уверяют, что все правила и законы — полная фигня.

Кого бы они послали на хер в этот раз, где бы в Африке раздобыли пять сотен, когда Виталя сегодня бомжу на улице отдал свои носки, или через какую дырку в заборе полезли бы на кенийско-эфипоской границе, где неподалеку бродят сомалийские бандитос с калашами?

Путешествия, это не всегда романтика, поймите это. Это еще череда унижений, поклонов, уговоров, когда ты сидишь перед человеком, который (тут на английском бы эмоции передались лучше — who has no one idea) абсолютно не понимает, и главное — не хочет понимать, кто вы и что вы. Вы для него — один из ежедневной тысячи, нестандартный, неудобный, неугодный.

Ты ей самыми проникновенными, красочными словами про свою судьбу-годинушку да миссию вселенскую, про мир добрых людей и хорошую карму, и сам же видишь, как все твои предложения отскакивают от её кучерявых волос как мячик от стенки.

У нее свои заботы — то индусы кофе хотят через границу возить подешевле, то в очередной стычке полдеревни вырезали, то такие же туристы сгинули в попытке отыскать племя Мурси.

Визу мы в итоге получили, в виде исключения и после трех дней многочисленных визитов, уговоров, в буквальном смысле слежки и вылавливания главного консула, без обедов и отдыха, настаивания, просьб, слёз, вранья и преувеличений, цветных презентаций, походов в российское посольство, уговоров охраны консула помочь нам его дождаться, дежурства у главного входа, чтоб наверняка.

Консул оказался мужик молодец, махнул рукой и дал добро. Тетка с крестами осталась недовольна, но всё же подписала эфиопскими иероглифами что-то на нашей дорожной грамоте и визу дали.

Так что границы может и в голове, но в реальности иногда с ними спорить очень трудно.

п.с. На будущее — эфиопскую визу в Кении получить нельзя, если вы едете с юга — то либо лететь, либо вперед на амбразуру. Хотя в Судане визу оформляли много наших знакомых и заезжали в Эфиопию с севера.

Больше историй: