Ново-екатерининская больница. Парк мосгордумы «екатерининская больница» Екатерининская больница на страстном бульваре


Новости

В ходе реставрационных работ комплекса исторических зданий бывшей Ново-Екатерининской больницы на Страстном бульваре — объекта культурного наследия федерального значения, специалисты Холдинга ОСК групп

проводят работы по установке современного противопожарного оборудования систем пожаротушения, это:

  • Автоматическая установка газового пожаротушения с ГОТВ Novec 1230;
  • Автоматическая установка водяного пожаротушения;
  • Внутренний противопожарный водопровод.

Комплекс зданий объекта будет надежно защищен от возможных пожаров. За последние 100 лет на данном объекте были проведены самые масштабные по своему значению работы. Проект реконструкции зданий и инженерных сетей на территории памятника архитектуры «Ново-Екатерининская больница» на Страстном бульваре близится к завершению.
Реставрационные работы существующего исторического ансамбля предусматривают воссоздание планировочной структуры объекта, перекладку инженерных сетей, обустройство водопровода и освещения, устройство декоративных сооружений, строительство сооружений инженерной инфраструктуры, строительство новых зданий административного значения, воссоздания утраченных со временем строений и их внешнего облика, воссоздание ценного исторического рельефа на территории объекта.

Репортаж о ходе реставрационных работ:

Историческая справка:

Здание у Петровских ворот является памятником зодчества конца XVIII века (1786-1790 г.г.) раннего московского классицизма.

Было построено в 1776 году в качестве городской усадьбы князя Гагарина С.В. по проекту Казакова М.Ф. 12-колонный фасад княжеской резиденции был одним из самых больших в Москве.

В 1802 году Гагарины продали усадьбу под Английский клуб, который проводил здесь свои рауты и заседания на протяжении десяти лет до 1812 года. Во время наполеоновской оккупации в этом доме расположился штаб главного интенданта армии. В 1812 году дом сгорел при пожаре.

В 1826 году были проведены восстановительные работы под руководством Бове О.И. и в 1828 году здание было приобретено военным генерал-губернатором Москвы Голицыным Д.В. для устройства в нем больницы. Ново-Екатерининская больница стала преемницей Екатерининской. Название получила по Домовой книге Екатерининской церкви, основанной в 1775 году в здании на 3-й Мещанской улице. В 1833 году церковь в честь великомученицы Екатерины была освящена в здании на Страстном бульваре и пациентов Екатерининской больницы перевели в отремонтированное здание на Страстном бульваре.

В 1846 году вышел Указ императора Николая I о преобразовании Ново-Екатерининской больницы в клиническую. Здесь были созданы одни из первых в России госпитальные клиники — терапевтическая и хирургическая с урологическим отделением (1846 г.).

Во время Великой Отечественной войны больница с июня 1941 года стала эвакогоспиталем, а с осени 1942 до весны 1945 года — окружным военным госпиталем. В последующем она получила название «городская клиническая больница № 24».

До 1985 года в здании на Страстном бульваре располагались все отделения больницы, при этом остро ощущалась нехватка места. Условия для лечения больных нельзя было назвать удовлетворительными.

Первый проект реконструкции здания появился в 1998 году: после вывода больницы из занимаемых помещений их, с максимально возможным развитием и увеличением площадей, планировалось передать под размещение Музея истории города Москвы. В рамках разрабатываемой концепции развития сада «Эрмитаж» планировалось объединить с ним внутренний двор бывшей больницы.

Все нежилые помещения на Страстном бульваре, находящиеся в оперативном управлении городской клинической больницы № 24 на срок до окончания строительства нового здания больницы и осуществления переезда, были переданы городу.

Окончательно больница из занимаемых помещений на Страстном бульваре переехала в новое здание на Писцовой улице в 2009 году.

За время эксплуатации в качестве больницы многие подлинные элементы здания фактически были уничтожены. Настенная живопись была либо закрашена, либо оказалась под опущенными потолочными перекрытиями, стены отделаны кафелем, художественный паркет покрыт линолеумом, белокаменный декор фасадов частично утрачен или закрашен масляной краской, что недопустимо для белого камня. Уже в новейший период, в 2009—2011 годах, были варварски вырваны и похищены пролеты чугунных лестниц. Здание начало активно разрушаться.

В 2011 году пустовавшие в течение нескольких лет здания были взяты под государственную охрану, стал прорабатываться вопрос о реставрации и реконструкции комплекса.

В 2012 году началась подготовка к проведению полномасштабных реставрационных работ, в 2013 году началась сама реставрация.

Ново-Екатерининская больница

Елизаветинская больница (Городская больница Святой преподобномученицы Елизаветы)

Хочу выразить огромную благодарность непосредственно доктору травматологу-ортопеду Чапурину Владимиру Анатольевичу, а также всему персоналу 3 травматологического отделения Елизаветинской больницы за огромную помощь в избавлении от травмы правого коленного сустава. 6 марта этого года во время игры в футбол у меня произошел разрыв мениска и передней крестообразной связки. В районном травматологическом отделении вообще ничего криминального не увидели и рекомендовали просто ограничить движения и мазать Диклофенаком. Но так как моя нога не сгибалась и не разгибалась до конца, я решил поспрашивать своих знакомых, которые имели дело со спортивными травмами, которые в свою очередь посоветовали мне сходить на консультацию к доктору Чапурину В.А. Перед консультацией я сделал МРТ по результатам просмотра которого стало понятно, что мне необходима операция, даже две. Собрав все необходимые документы я был госпитализирован в начале апреля. После операции на мениске я проходил реабилитацию в районной поликлинике, но периодически приезжал на контрольные осмотры к доктору Чапурину. В июне я с намотанным на колене эластичным бинтом по рекомендации доктора Чапурина, чтобы избежать появления синовита, и шарнирным ортезом уже начинал закачивать мышцы ноги при помощи езды на велосипеде и ходьбы. После этого Владимир Анатольевич порекомендовал собрать документы и встать на квоту для операции по пластике передней крестообразной связки. Документы я подал в мае и ориентировался, что квоту на операцию выделят в августе следующего года. Однако уже в начале сентября мне позвонил Владимир Анатольевич и сказал, что есть возможность провести операцию в сентябре, так как некоторые отказываются от пластики передней крестообразной связки закачав мышцы ноги и отказавшись от серьезных нагрузок на ногу и дальнейших активных занятий спортом. 12 сентября меня прооперировали и в начале октября я поступил по совету заведующего отделением Жигунова А.Г. на дневной стационар 3 травматологического отделения для прохождения реабилитации. Прошел первый курс, который длится 10 рабочих дней, потом собрав комплект документов, поступил на 2 курс. По его итогам практически полностью удалось восстановить амплитуду сгибания и разгибания ноги. После этого по рекомендации доктора ЛФК Кононенко Ксении Олеговны я несколько раз приезжал на платные занятия ЛФК в ходе которых, она закрепляла полученный результат по амплитуде сгибания-разгибания коленного сустава, а также показала комплекс необходимых упражнений для занятий в домашних условиях, в том числе направленных на закачивание мышц. Как справедливо отметила при моем поступлении на реабилитацию заведующая физиотерапевтическим отделением Елена Вадимовна Андреевская, восстановление от травм после операции это тяжелый каждодневный труд пациента, в котором медицинский персонал ему помогает, но он не сможет вылечить вас без ваших усилий. Поэтому я добросовестно посещал все предписанные процедуры и выполнял упражнения, и в результате по словам докторов довольно быстрыми темпами восстановил амплитуду движений. Однозначно рекомендую в случае, если у вас не дай бог произошла травма коленного сустава, обращаться именно к Владимиру Анатольевичу! Большое спасибо ему и его коллегам!

Усадьба Гагариных — бывшая Ново-Екатерининская больница

Коридор первого этажа

Усадьба была построена по проекту Матвея Казакова в 1776 году для князя Сергея Гагарина, одного из управляющих делами Екатерины II. Казаковский проект предусматривал ряд технологических хитростей: например, дым от печей шел по лабиринтам в перекрытиях, и таким образом отапливалось здание. На первом этаже располагались хозяйские кабинеты и покои, здесь встречали гостей. Самые высокие потолки были на втором: там устраивались приемы. На третьем одно крыло занимала прислуга, другое — гувернеры. При реставрации полы первого этажа покрыли песчаником, русским мрамором, — неотшлифованным и нескользким. Утверждается, что таким был пол при самом Казакове.

Люстра на первом этаже

Светильники пытались стилизовать под начало XIX века. Тогда по размеру люстры можно было судить, насколько важную роль играет то или иное пространство: в главном зале должно было быть светлее всего. Свечи горели до двух-трех ночи — пока гости не начинали разъезжаться. В начале XVIII века люстры на шесть свечей могли себе позволить богатые люди, и только к концу столетия распространились сложные светильники — в несколько этажей.

Парадная лестница

По лестнице с первого на второй этаж могла подниматься только благородная публика — у прислуги была своя. Оригинальные лестницы вывернули с мясом после переезда больницы в 2009 году. На восстановление у подрядчиков ушло 20 тонн чугуна. Оно велось по сохранившемуся фрагменту ступеньки и фотографии начала XX века.

На стене — председатели Городской думы разного времени. Сама должность появилась в 1762 году, выбирали на нее авторитетных и состоятельных людей: не моложе 40 лет, с недвижимостью стоимостью не менее 15 000 рублей. Среди портретов — Сергей Третьяков, брат основателя галереи Павла, и один из последних городских голов Владимир Михайлович Голицын.

Для справки: в сведениях о доходах за 2020 год нынешнего председателя Мосгордумы Алексея Шапошникова указана 270-метровая квартира и коттедж на 277 кв. м. 43-летний Алексей Шапошников — потомственный депутат: его отец сидел в Думе 4-го созыва на Петровке. Оба представляют «Единую Россию».

Коридор второго этажа

Первый хозяин дома Сергей Гагарин умер в 1782 году. Спустя десять лет его наследники сдали здание в аренду знаменитому Английскому клубу, один из вечеров в котором — торжественный обед в честь князя Багратиона — описан в романе «Война и мир»: «3-го марта во всех комнатах Английского клуба стоял стон разговаривавших голосов, и, как пчелы на весеннем пролете, сновали взад и вперед, сидели, стояли, сходились и расходились, в мундирах, фраках и еще кое-кто в пудре и кафтанах члены и гости клуба. Пудреные, в чулках и башмаках, ливрейные лакеи стояли у каждой двери и напряженно старались уловить каждое движение гостей и членов клуба, чтобы предложить свои услуги. Большинство присутствовавших были старые, почтенные люди с широкими самоуверенными лицами, толстыми пальцами, твердыми движениями и голосами».

Стать членом клуба было непросто: требовалось обладать безупречной репутацией, иметь протекцию одного из участников (в клубе состояло порядка 400 человек), кроме того, быть достаточно состоятельным, чтобы вносить по 30 рублей в месяц. Эта удавалось многим великим писателям: в клубе состояли Пушкин, Баратынский, Чаадаев, Карамзин, Жуковский, Крылов, Толстой, Островский, Некрасов и Гоголь.

Светильник на втором этаже

Во время французской оккупации Москвы 1812 года в особняке Гагариных планировалось разместить штаб конницы Наполеона, в которой служил Стендаль. Он писал своим корреспондентам, что у них на родине нет ни одного клуба, который мог бы сравниться с Английским в Москве.

В том же 1812 году особняк горел и простоял в руинах на протяжении десяти лет. В 1828 году его купил генерал-губернатор Голицын, чтобы перевезти сюда больницу доктора Поля, которая до того располагалась на 3-й Мещанской улице и называлась Екатерининской в честь стоявшей рядом церкви. Разрушенное здание приспосабливал по медицинские нужды архитектор Осип Бове — автор Большого театра. На месте гагаринских оранжерей он возвел несколько пристроек, которые как раз были снесены в новогоднюю ночь, а также построил церковь Александра Невского. Вместо парадной анфилады в новом проекте были устроены операционные и палаты для больных. Ново-Екатерининская больница была примерно на полвека старше больницы Никербокер и тоже славилась передовыми клиническими техниками.

Лестница для прислуги

В советское время Ново-Екатерининская больница, превратившаяся в 24-ю городскую, сильно пострадала. Потолки опустели, настенную живопись закрасили, стены отделали кафелем, на паркет постелили линолеум. В отреставрированном особняке удивительным образом чувствуется эта неказистость. Тут пластиковые двери соседствуют с навесными потолками, а новодельные светильники и стулья как в школьном актовом зале — с усердными попытками восстанавливать старину.

Овальный зал второго этажа

Большой овальный зал раньше становился эпицентром балов и приемов; у одной из стен — ниша для оркестра. Стены и 12 колон отделаны искусственным мрамором. Роспись по потолку не сохранилась; это даже не реконструкция, а историческая фантазия — вместе с паркетом и лепниной на потолке.

Розовый зал на втором этаже

Описаний цветового решения Матвея Казакова не нашли — решили выбрать распространенный в эпоху романтизма поросячий розовый. На нижней части стен обманка: роспись, имитирующая отделку деревом.

Гризайль под потолком второго этажа

Фокус того же рода можно встретить в коридоре: тут роспись под лепнину, которая отнюдь не всегда означает, что строители хотели сэкономить на материалах. Этот фриз восстановлен по фрагменту, обнаруженному во время замены перекрытий.

К середине века больницы значительно превосходили по численности все другие приказные учреждения. Здания больниц в этот период в ряде случаев возводились благотворителями, а затем передавались в ведение приказов. Строительству новых больниц гражданского ведомства препятствовало нежелание городских властей брать на себя связанные с ним немалые расходы.

Страница 3 из 4

Екатерининская больница

В 1833 году в здание перевели больных из обветшавшей Екатерининской больницы на 3-й Мещанской.

Эта лечебница носила имя Екатерины II, учредившей в 1775 году Екатерининский богадельный дом. Дата основания выведена на фронтоне.

NVO , CC BY-SA 3.0

В больнице на Петровке, получившей название Ново-Екатерининской, работали Ф. И. Иноземцев, А. В. Мартынов и многие другие видные доктора. Именно здесь в 1879 году начал преподавать терапевт А. А. Остроумов (1844-1908).

В здании помещались госпитальные клиники, сначала московской медико-хирургической академии, а с 1845 года — медицинского факультета Московского университета.

В советское время в основном здании продолжала размещаться больница, получившая после Великой отечественной войны название «городская клиническая больница № 24».

На территории участка сохранился больничный храм во имя Святого Благоверного князя Александра Невского (строение 9; перестроен в 1872-1876 годах архитектором А. А. Никифоровым). В советское время он использовался сначала как слесарная мастерская, затем в храме разместилась котельная.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: