В Америке деньги не являются чем-то священным, неприкасаемым, золотым руном, священным граалем. Деньги в Америке это воздух. В Америке нет понятия искусства, есть понятие бизнеса. Кино, живопись, музыка. Если это не приносит денег, то это не искусство. В рекламном ролике ты видишь семейную пару, которая невероятно счастлива друг с другом. Они обнимаются, смеются и в конце ролика тебе объясняют почему — муж дарит жене бриллианты вот этой фирмы. Это не плохо, не хорошо. Это иначе. «Идейные» люди здесь чаще всего не вписываются в привычные рамки.

Только вот штаты строились на этом триста лет, для американцев это нормальная вещь — любой труд стоит денег. Неудивительно, что для толп эмигрантов и туристов, попадающих сюда после своих социалистических или просто экономически раздолбанных стран, первые месяцы всё кажется райским садом с халявой на деревьях.

Это невероятно крутое искушение, через которое, я считаю, важно пройти каждому. Особенно тем, кто называет себя настоящими бродягами.

Мы встретили очередного персонажа на своем пути. Он невероятно жалок и крут одновременно. Он пройдоха, сторчавшийся, скурившийся, пьяный по жизни от фарта и легких денег. Он обещал помочь нам найти работу, но за совместный ужин попросил заплатить нас — кошелек, говорит, дома забыл. Отдам. Не отдал. Пройдоха таскал нас по барам в День благодарения, обещая познакомить с теми, кто выращивает марихуану. Он обещал, что мы непременно найдем того, кто возьмет нас за две сотни в день стричь листья. Он говорил «Еще чуть-чуть, играйте в эту игру, непринужденно, позитивно. Вы точно найдете то, что ищете.» Кормя нас сказками о счастливой зеленой мечте, пройдоха попутно продавал завсегдатаям бара африканские бусы, подкуривался травкой и за пару часов срубил три сотни.

Когда мы отказались везти его домой, он послал нас. Громко, на весь бар орал «Fuck You!». А когда понял, что больше ему никак не уехать, пришел с мировой и плеснул бензина в бак за услугу.

По дороге домой пройдоха предложил заехать в казино, где нам, как новым клиентам, дадут пробные десять долларов. «Вы можете попробовать, вдруг выиграете деньги и работа вам будет не нужна!». Самому пройдохе на карточку за новых клиентов перепала подарочная сотня. В тот вечер мы выиграли 35 долларов и дрожащими руками тут же обналичили чек. Пройдоха же поднял еще три сотки в казино. Мы везли его домой, сжимая в руке 35 долларов, и понимали, что здесь есть только один победитель — тот, кого отвезли в соседний город поторговать на три сотни, привезли домой, а по пути завезли в казино, где он удвоил выручку. Пройдоха был нам противен, неприятен и у него в кармане лежали деньги. Большие деньги. Сумасшедшие для нас деньги, которые он выручил также легко, как и может потерять.

И именно в этот волшебный момент, мы переглянулись. Отобрать у него эти деньги можно было за три минуты. Он бы никогда нас не нашел. Даже не пытался бы. «Он плохой, недостойный, везучий торчок, а нам бы эти деньги так пригодились». Мы смотрели друг на друга и были в миллиметре. В гребном миллиметре от того, чтоб скрутить полупьяного обкуренного придурка, который пересчитывал зеленые бумажки у нас под носом.

Но Сид и Нэнси разочаровались. Буч и Кэссиди опустили руки. Пройдоха ушел и выгреб всю мелочь, что выпала из его кармана на сидение. Мы сжимали в руке 35 долларов. На первый бак бензина хватит. А там что-то придумаем. Это же Америка, здесь все просто так, кроме денег.

Больше историй: