В Москве открылась вторая биеннале уличного искусства


Открытие III Биеннале искусства уличной волны Артмоссфера

30 августа в 19:00. Цена: бесплатно

Основной проект III Биеннале искусства уличной волны АРТМОССФЕРА состоится на Винзаводе с 31 августа по 14 октября. АРТМОССФЕРА — единственная российская Биеннале, которая знакомит публику с самыми яркими представителями уличного искусства со всего мира. Организаторы приглашают всех встретиться офлайн 30-го августа на вечеринке, которая состоится в ангаре Винзавода по случаю открытия. Команда и участники Биеннале представят проект, проведут экскурсии и примут первых гостей на выставке. Мастером церемонии выступит гость из Петербурга МС Мунстар — фристайл-рэпер и участник батлов Versus.

Встреча с Владимиром Логутовым в рамках Дней открытых дверей российских программ ДПО в «Британке»

2501: я стараюсь быть художником, а не уличным художником

Image caption 2501 никогда не показывает лицо на фотографиях или в видео
С итальянцем из Милана Джакомо, который рисует под псевдонимом 2501, я встретилась неподалеку от станции метро Красносельская, где он расписывает стену дома. 2501 (иногда он подписывается как Never2501) занимается граффити уже около 15 лет.

Би-би-си: О вас достаточно сложно найти какую-то информацию. Из всех участников биеннале, чьи сайты я просмотрела, вы — единственный, о ком нет никакой информации. Почему?

Мне кажется, что это не нужно. Когда я вижу что-то, что мне нравится, мне не важно, какой человек это нарисовал. Самое важное — это сами работы. Пусть люди концентрируются на том, что я делаю, а не том, кто я, откуда и так далее.

Би-би-си: Как вы начали заниматься граффити?

У меня нет образования в сфере живописи. Я изучал кино в Италии. Я выходец из настоящего мира граффити — написание букв, что-то нелегальное. Тогда главным было твое имя, и нужно было рисовать его везде, где только можно, как можно больше раз. Но я от этого отошел. Я четыре года жил в Бразилии, там я стал по-другому понимать свою задачу, суть моей работы.

Я отношу свои работы к «новому мурализму». Термин «уличное искусство», который многие используют, для меня не имеет смысла. Я занимаюсь граффити где-то с 2000 года, а «новым мурализмом» — с 2007-го.

Би-би-си: Почему вы никогда не подписываете свои работы?

Я думаю, мой стиль, эти линии — это уже подпись. Если вы знакомы с моим стилем, то вы можете узнать мои работы.

Би-би-си: Да, я сразу поняла, что это рисовали вы, как только увидела эту стену. Как она будет выглядеть, когда вы закончите работать?

Обычно я рисую не на таких стенах. Я работаю кистью, и мне нужна ровная поверхность. С такой стеной работа становится более грубой, где-то краска потечет, но я доволен. Мне нравится, что это просто стена обычного городского дома. На эту стену у меня есть три дня, потому что уже в воскресенье я уезжаю в Америку. На то, что вы видите сейчас, ушло около шести часов. Стена уже была белой, но нам пришлось еще раз ее покрасить, чтобы сделать ее более ровной. Здесь главное — наносить больше слоев краски. Я хочу придать рисунку глубину и подчеркнуть структуру стены. Ее правая часть очень неровная, и я не могу на ней рисовать, поэтому я покрою ее черной краской, чтобы создать иллюзию перспективы.

Правообладатель иллюстрации 2501

Би-би-си: Как вы пришли к этому стилю — орнаменту, который напоминает раскраску зебры?

До 2006-2007 года я использовал очень много цвета в своих работах. То, что я делаю сейчас, более концептуально. Я использую только белый и черный цвета, иногда еще золото и мадженту. Неважно, что я рисую, как много времени на это уходит. Когда у обычных людей спрашиваешь, сколько нужно времени, чтобы нарисовать граффити величиной в стену четырехэтажного дома, они скажут: «Месяц? Два?». Если бы на эту стену у меня был день, я бы разрисовал ее за день.

Я не верю в гениев. Искусство — это как все остальные профессии: надо много работать, чтобы понять, как это делается 2501

Я был свидетелем развития граффити с конца 1990-х годов. С моим старым тэгом, когда я еще рисовал под псевдонимом Robot Inc., в 2002 году я вошел в книгу Тристана Манко Street Logos (Манко — известный граффити-художник и автор книг по уличному искусству — прим. Би-би-си

). Потом были разноцветные фигуры людей, разбрызгивание краски, дурацкие трафареты какие-то. Раньше я рисовал и в фигуративном стиле, но уже делаю это не так часто. На данный момент мне нравится рисовать простые формы, движение линий. Другие важные направления моей работы — видео, холсты, керамика, инсталляции. Я стараюсь быть в большей степени художником, нежели уличным художником.

Би-би-си: В чем заключается ваш проект Nomadic Experiment («Кочевнический эксперимент»)?

Это мой главный проект на данный момент, и я буду над ним работать еще пару лет. Я был вынужден стать кочевником, потому что я очень много ездил по миру, участвовал в выставках и фестивалях. У меня больше нет студии, фактически у меня нет дома. Мои работы из-за этого стали меняться. У меня появилась идея отобразить этот кочевой образ жизни в моем творчестве. Для этого проекта я делаю два типа видео, которые я выкладываю на специальном сайте. Первый — видео, которые я делаю в каждом городе, — в них отражаются мои впечатления. В других видео я заставляю себя делать что-то новое, пробовать вещи в искусстве, которые я раньше никогда не делал.

Правообладатель иллюстрации 2501

Би-би-си: Вы делаете эскизы, прежде чем что-то нарисовать?

Нет. В случае с этой стеной мне пришлось предоставить эскиз, просто чтобы получить этот заказ, но эскиз и будущая работа — это совсем разные вещи. Обычно у меня в голове есть идея, но моя главная цель — импровизировать по ходу работы. То, что я рисую, — это отражение того времени, которое я провел в этом городе. Не может быть так, чтобы я сидел в Милане и придумал проект для стены, которую я даже еще не видел.

Би-би-си: Вы часто выполняете коммерческую работу?

За все время, что я занимаюсь граффити, я только три раза работал для каких-то брендов, дважды для Nike и один раз для Ducati. Я раньше был редактором спецэффектов, так что я знаю, как работать с клиентом. Многие вообще не берутся за коммерческую работу. Я делаю это, только если мне нравится бренд и я полностью контролирую процесс работы. К тому же, такие заказы спонсируют другие направления моей работы.

Я занимаюсь благотворительностью. Например, сейчас мы с другим художником собираем деньги для того, чтобы поставить стоматологическое оборудование в Гамбию. Я был на палестинских территориях четыре раза, работал с детьми. Нужны конкретные дела, одними граффити мир не изменишь. Да, иногда мои работы несут какой-то политический смысл, но мысль о том, что нарисовав что-то на улице, ты передаешь какую-то идею, кажется мне детской. Особенно когда вокруг столько информации, которая у нас в головах даже не задерживается.

Правообладатель иллюстрации 2501

Би-би-си: Вы уже бывали в России?

Да, я был в России, но сейчас я впервые рисую здесь. В 2010 году я провел в России три месяца, я должен был рисовать на большой стене в Санкт-Петербурге для одной галереи, но этого не произошло. Время оказалось неудачным, тогда еще в Москве произошли взрывы в метро. Это был неудачный опыт, я потратил три месяца зря. Сейчас все складывается гораздо удачнее.

Би-би-си: Как Вам кажется, отношение к граффити в России меняется?

Да, сейчас популярность граффити растет в Восточной Европе в целом. Появляется все больше художников из Украины, России, Польши, среди них много интересных.

Би-би-си: Но почему тогда российских художников редко приглашают на фестивали в других странах?

Иногда мои работы несут какой-то политический смысл, но мысль о том, что нарисовав что-то на улице, ты передаешь какую-то идею, кажется мне детской. Нужны конкретные дела, одними граффити мир не изменишь 2501

Успех за рубежом — зачастую это просто удачное стечение обстоятельств. Это зависит не только от того, насколько ты хороший художник, но и насколько тебе удается сделать так, чтобы люди о тебе узнали. Например, есть украинские художники Інтересні Казки (дуэт художников Waone и Аес — прим. Би-би-си

). Они путешествуют по всему миру, они очень популярны. Наверное, в России на данный момент просто нет художника, которому удалось бы добиться мировой известности. Лично я знаю российских художников из интернета, здесь очень хорошая школа геометрического рисунка. Но с другой стороны, Восточная Европа как регион настолько интересна, что фестивали приглашают много людей остюда — поляков, украинцев и так далее, и процент россиян среди них может быть невелик из-за этой конкуренции.

Би-би-си: Чего вы хотите добиться на данном этапе вашего творчества?

У меня нет настоящей цели. Конечно, мне нравится жить на деньги от искусства. Я не богат, но мне достаточно, я живу хорошо. Поэтому на данный момент моя цель — исследовать новые возможности в искусстве, в том числе географически. Я хочу просто быть художником. Я не верю в идею о том, что однажды художнику приходит великая идея, я не верю в гениев. Искусство — это как все остальные профессии: надо много работать, чтобы понять, как это делается.

YZ

Художница YZ (произносится как «eyes») знаменита своей серией портретов «Open your eyes», сделанной во время путешествий в разные страны мира.

YZ — мультидисциплинарный артист, она также занимается музыкой.

open.your.eyes.free.fr

О Москве

Когда я приезжаю в незнакомый город, я предпочитаю не смотреть на достопримечательности и не следовать туристическими маршрутами, а сразу отправиться на окраины. Мне нравятся старые, полуразвалившиеся здания.

Я считаю, что Artplay — отличное место для любого уличного художника, здесь грубая и суровая обстановка, и это очень вдохновляет.

О работе с другими художниками

Это интересно, когда ты оказываешься в одном пространстве с другими художниками, которые готовят свои проекты для экспозиции прямо у тебя на глазах. По своему опыту могу сказать, что в мире стрит-арта это случается редко, также нечасто происходят и коллаборации. Мне нравится работать в жанре инсталляции, и здесь я представлю свои работы, которые не сильно связаны по форме и содержанию с тем, что сделано другими для выставки.

Изображение 59. Le стрит-арт.. Изображение № 47.

О выставке

Идея состояла в том, чтобы сделать инсталляции как внутри галереи, так и вне ее стен. В самом выставочном зале можно будет увидеть мою работу на телевизорах, которые будут показывать видео проекта Open.your.eyes. То, что снаружи — это некая попытка посредством инсталляции воссоздать в Москве а. Я надеюсь, что люди, проходя мимо, смогут совершить небольшое путешествие между странами.

Об уличном искусстве в галереях

Я считаю, что это совершенно разные вещи — когда ты работаешь в галерее, и когда ты работаешь в самом городе. Когда что-то сделано художником на улице, каждый может увидеть это, это почти как галерея, открытая для всех. Но это впечатление обманчиво. Работы с улицы нельзя перенести без потери части смысла в выставочное помещение. В любом случае, работы, сделанные для галереи — конечно, они будут не на стене, другого формата, гораздо меньше, — должны сохранять городской дух.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: