Одну историю про Ботсвану забыли вам рассказать. Когда мы славно трудились на благо молодого поколения в школе для мальчиков Бана ба метси, одна вещь не давала нам покоя каждый день.

Как вы помните, Ботсвана — одна из немногих стран в Африке, где животные спокойно гуляют где им хочется, а не прячутся за стенами национальных парков. Школа же наша еще и находится в дельте реки Окаванго — природной колыбели, куда человеку нелегко дотянуть свои загребущие ручки. Слоны бродят вокруг постоянно, но увидеть их не так уже легко — в жару они прячутся где-то в тени, по ночам громко хрустят ветками, но не показываются, и только в предзакатное время можно попытать удачу их увидеть. И удивительное дело — все, кто находился в школе, регулярно этих серых гигантов видели, о чем непременно торопились сообщить нам, невольно наращивая напряжение вокруг всей этой истории.

В школу регулярно приезжают волонтёры — там-то мы и познакомились с Полом из Германии, который уже как год учит математике и английскому ботсванийских мальчишек. Пол — парень добрый и впечатлительный. Впечатлился он русскими настолько, что каждый вечер регулярно прибегал к нашему домику с криками, что слоны где-то рядом. Каждый вечер мы бежали их искать, но они скрывались из виду. Виталя, который всячески обожает подобного рода приключения после каждой неудачной попытки расстраивался не на шутку — любой пятилетний ребёнок позавидовал бы этому вселенскому разочарованию.

И вот, спустя неделю охоты на слонов-признаков, кудрявый махнул рукой. Мужики из деревни позвали его на рыбалку и он с радостью согласился. Разумеется, стоило ему уйти, как за окном нашего домика послышались уже знакомые радостные крики Пола. На этот раз мы отправились на охоту вдвоем и, не поверите, наткнулись именно на слона.

Слон был огромный, невероятно огромный и стоял буквально в паре метров от нас, робко выглядывающих из-за проволочного забора. И хоть наличие псевдо-преграды подсознательно давало нам некоторое чувство защищенности, трезвый рассудок напоминал порушенную слонами кирпичную стену в Казунгуле, где мы с кудрявым ночевали в палатке и надеялись не оказаться на слоновьем пути. «Если слон решит пойти, никакой забор его не остановит», — это нам по пятнадцать раз на дню повторяют местные, которые по ночам из деревень нос не высовывают, чтоб не встретить слоновью мафию, держащую в страхе половину Ботсваны.

Звучно жуя сухие желтые листья, слон двигался вдоль забора медленно, прокладывая себе дорогу среди спутавшихся кустов и деревьев, попутно громко пукая. И тут уж выбирай — терпеть ароматы, из кошмаров Шанель, или потерять из виду того, за кем так долго и усердно шла охота.

Спустя полчаса слон ушёл, мы с Полом вдохнули свежего воздуха и выдохнули с облегчением, поставив жирную галочку возле ночных призраков.

Виталя вернулся с рыбалки, и тут нам пришлось использовать всё свое обаяние и смекалку, чтоб сообщить ему слоновью новость. Вопреки ожиданиям, никто из гонцов не пострадал, но кудрявый почему-то оставаться в нашем обществе не захотел. Он разочарованно зашагал обратно к рыбакам, которые сжалились над ребенком и отвезли его на машине в буш, где слоны наконец-то были увидены и визуально задокументированны.

Говорят, что у африканских слонов, в отличие от индийских, ухо аккурат в форме карты Африки. Не верите?

Приезжайте в Ботсвану и непременно путешествуй..ТЕ, друзья)