Я обожаю без пяти минут просветленных людей. Наивных будд этого мира. С таким буддой мне повезло отправиться в путешествие, и вот уже семнадцатый месяц я иду за ним следом, синхронизируя шаг, упираясь взглядом в его спину и даже в моменты, когда я на него злюсь и от всей души ненавижу, я благодарю небеса за этот путь.

Даже когда я бреду в полночь по мексиканским районам в Альбукерке, надеясь отыскать путь к реке, когда ноги гудят от усталости, пальцы немеют от холода, а мозг решительно ничего не соображает, я просто бреду след в след за буддой, слушаю его историю про Breakimg Bad и молюсь избежать встречи в ночи с теми, кому могут пригодится наши рюкзаки и пять сотен налички, что остались от залога тачки.

И во время этой прогулки к берегу сотни мыслей взрываются с грохотом в голове, и от страха меняются к жалости, затем к истерическому веселью и умиротворению.

Будда откуда-то знает, что никто не придет этой ночью на берег Рио-Гранде и мне остается подчинится и стелить новый сочно-оранжевый тент на палатку и кутаться в уже плохо согревающие спальники, свернуться калачиком и уткнутся носом ему в бок, спасаясь от тридцатиградусного мороза по Фаренгейту.

А будда проснется как ни в чем не бывало и будет радоваться первым лучам солнца морозным утром, медитировать на берегу, покрываясь инеем и жевать миндаль там, где нормальному мужику нужен приличный стейк. И в этот момент сложно найти человека счастливее, разве что того, кому удается выпить горячего кофе, но и это сделать несложно.

И в новом дне я снова буду идти следом, порой чертыхаясь и проклиная всех, но у будды есть компас и он сейчас ведет на Запад, и важнее для него путь, а не конечная остановка.