На юге Танзании нас согласились приютить два товарища.

В центре города Мбея в в большой квартире нас ждал черныш, а в 45 километрах от города в очередном хрензнаетгдеэто месте волонётрил беляш.

И мы вот ведь вовсе не расисты, но сил и запала хватает и на очередные 45.

Мы так подумали про себя, а на деле эти смешные 45 км мы сделали как истинные деликатны — долго выбирались из города, поймали две машины в один момент и, подумав друг на друга, отпустили обе. Половину пути продели до темноты, а вторую уже пришлось ехать на автобусе. Вышли не на той остановке посреди темного ничего — среди покосившихся домов лишь компашка черных играла в бильярд (это они любят, прямо на улице).

И когда мы уже начали нервно просчитывать план отступления, пришел он.

Флетчер, волонтёр, встретил нас с нескрываемой радостью и привел в свое мягко говоря холостяцкое жилище.

Родом из США, Флэтч приехал сюда ни много ни мало на два с половиной года. На меньший срок у них в Корпусе Мира не отправляют. Отчаянный чувак, ничего не скажешь. Но он бодрячком, держится.

И хоть он уже пахнет как африканец, небрежно одевается и совсем не переживает о том, что его дом выглядит хуже любого сквота (даже того, в котором мы ночевали в Дублине), тем не менее выращивает себе коноплю на заднем дворе, вталдычивает свою математику в черные головушки и радуется жизни несмотря ни на что.

Деревушка надо сказать изумительная — хвойные деревья, горы, ну прям родной Урал с перезагоравшими уральцами)

По вечерам в деревне регулярно вырубали свет, так что мы успели разнообразить наши вечера всеми подручными средствами, распевая в три глотки Калифорникейшн.

Флэтч конечно от американского гражданства ради Африки еще не отказывался (как директор школы в Ботсване), но мы уже поняли что и он из той самой категории америкосов, которым на небезызвестную «американскую мечту» глубоко фиолетово. Живут себе в кайф, да еще и добро творят.

Он там на фото, в фифетовой футболке.