Орловская «Отрада». Судьба дворца с акварели Василия Садовникова

Усадьба орловых-давыдовых

Здравствуйте, уважаемые друзья! Сегодня наше путешествие в Самарскую область, где в селе Усолье разместилась главная резиденция графов Орловых. Комплекс зданий графской усадьбы с флигелями был спроектирован архитекторами Х. Сахаровым и А. Цукановым при участии известного московского архитектора Д. Жилярди.

История Усольской вотчины

В 1632 году Усольский городок, вместе с соляными варницами, по указу царя Михаила Федоровича был передан ярославским купцам Светешниковым. Кстати с тех времен эти места стали называться: надеинские. В 1660 году приказом Большого Двора Усолье было выкуплено у сестры Надея Светешникова, Антониды за 6500 рублей и передано в казну. В том же году царь Алексей Михайлович пожаловал вотчину вместе с соляными варницами, землями и прочими угодьями церкви Рождества Богородицы Савво-Сторожевского Звенигородского монастыря Московской губернии.

В XVIII веке Усолье — Надеинское было пожаловано личным указом Петра I князю Меншикову и почти 20 лет (1710-1730) находилось в его владении. Но после ссылки «светлейшего» в Сибирь имение снова перешло в казну.

В 1767 году Екатерина II в сопровождении свиты путешествовала по Волге от Твери до Симбирска. Среди сопровождавших императрицу находились Григорий и Владимир Орловы, которые фактически возвели ее на престол. Самарская Лука привлекла внимание братьев. Орловы стали хлопотать о пожаловании им этих мест. И в 1768 году имение было отдано Екатериной II в нераздельное пользование братьям Орловым, которые сразу же приступили к их активному освоению. Это была огромная вотчина, в которой насчитывалось 36 селений с крепостными крестьянами в 26-27 тысяч душ и около 300 тысяч десятин земли. В центре стояло село Усолье.

К концу XVIII века единственным владельцем Усольской вотчины остался младший из Орловых — Владимир Григорьевич (1743-1831). Он рачительно хозяйствовал в своих имениях на Волге, которые приносили немалый доход. После его смерти вотчина перешла по наследству двум лицам: его внуку Владимиру Петровичу Давыдову (с 1856 года — граф Орлов-Давыдов) и его дочери Екатерине Владимировне Новосильцевой (урожденной Орловой). При разделе на долю В.П. Давыдова пришлось 16 сел и деревень вместе с Усольем (с общим числом населения в 6937 душ обоего пола) и 145258-ю десятинами земли.

LiveInternetLiveInternet

Тишь, запустенье. Года пролетают Тенью неясной. Усадьба пустая. Признаков жизни Не видно давно. Призраков тени Глядят сквозь окно. Старой усадьбы Хозяев уж нет. Времени пыль

Заметает их след.

Николай Савченко

Усадьба Семеновское-Отрада поражает своими размерами и архитектурой. Самым первым собственником усадьбы был граф Владимир Григорьевич Орлов. Когда граф вышел в отставку в 1770 году, то поселился в Семеновском, и назвал его Отрада.

Орлов хотел построить огромный и грандиозный дворец, который был бы похож на дворцы английских лордов.

«…Что ж, пусть минувшее исчезло сном летучим,

Еще прекрасен ты, заглохший Элизей, И обаянием могучим Исполнен для души моей…» И.А.Бунин «Несрочная весна» Читая строки произведения Ивана Бунина «Несрочная весна», посвящённые усадьбе, поражаешься, как точно писатель смог передать настроение поездки из Москвы в имение.

Усадьба Семёновское-Отрада представляет собой крупный архитектурный ансамбль. Он включает в себя роскошный дворец и охватывающие его по периметру флигели и службы, старинную церковь, мавзолей-усыпальницу, бывший ландшафтный парк, гидросистему из искусственных прудов, Лебединое озеро.

статуи львов на колоннах парадных ворот, позже исчезнувшие в неизвестном направлении?

А теперь историческая справка об усадьбе и её владельцах. Когда-то в залах на втором этаже было так. Если в 90-ых роспись, что видна на фотографии, ещё можно было заметить, теперь уже вся краска ободралась.

один из пяти братьев Орловых, из которых Алексей был героем Чесмы, а Григорий был близок к Екатерине II. Получив заграничное образование в Лейпцигском университете, граф Владимир Григорьевич более тяготел к науке и тихой сельской жизни, чем к блестящей столичной, полной придворной суеты, жизни своих братьев.Пребывание в Лейпциге оставило в нем особое уважение к науке и ученым, за что императрица прозвала его философом. По возвращении из заграницы в 1766 году, 24-летний граф был назначен директором в помощь президенту Академии Наук графу Разумовскому, причем весь труд по академическому управлению выпал на его долю. По выходе в отставку граф Владимир удалился в свое имение, занялся сельским хозяйством и постройкой отрадинского дома. Большой дом-дворец с различными службами, оранжереями, английским парком и другими затеями барских усадеб XVIII века строился не торопясь.Выложенный из розового кирпича, с белыми, четко вырисовывающимися колоннами, оконными наличниками и родовым гербом на фронтоне, главный корпус, не отличаясь особой изысканностью архитектуры, в то же время весьма типичен для построек XVIII века. Относительно обширные размеры жилых комнат, по сравнению с приемными и парадными, свидетельствуют, что главное внимание обращалось на комфортабельное житье большой семьи, а не на внешний блеск и приемы.

Рисунок акварелью начала XX-го века. Даже не верится, что когда-то в этих заброшенных и пустующих помещениях было столько роскоши…

В двух боковых флигелях, примыкающих к дому, заключается ряд отдельных апартаментов для гостей. Один из них прозван Панинским и был специально отведен для гостей, приезжавших на продолжительное жительство. Главные оранжереи, размещенные дальше, через дорогу вдоль реки, обращены на юг, а с севера их защищает высокий сосновый лес. Они славятся отличными персиками, которые начинают поспевать уже в конце апреля. В отдельном флигеле помещается физический и геологический или «рудный» кабинет; он напоминает о пребывании графа Владимира в Академии Наук и его сношениях с академиками Эйлером, Палласом, Гмелиным и др.

Хочется процитировать Ивана Бунина и его описание усадьбы на момент посещения в 1923 году для большего погружения: «… и я мог свободно проводить целые часы в покоях дворца как дома. И я без конца бродил по ним, без конца смотрел, думал свои думы… Потолки блистали золоченой вязью, золочеными гербами, латинскими изречениями. (Если бы ты знал, как мой взгляд отвык не только от прекрасных вещей, но даже просто от чистоты!) В лаковых полах отсвечивала драгоценная мебель. В одном покое высилась кровать из какого-тотемного дерева, под балдахином из красного атласа, и стоял венецианский сундук, открывавшийся с таинственной сладкогласной музыкой. В другом — весь простенок занимали часы с колоколами, в третьем — средневековый орган. И всюду глядели на меня бюсты, статуи и портреты, портреты… Боже, какой красоты на них женщины! Какие красавцы в мундирах, в камзолах, в париках, в бриллиантах, с яркими лазоревыми глазами! И ярче и величавее всех Екатерина. С какой благостной веселостью красуется, царит она в этом роскошном кругу! А в одном кабинете лежит на небольшом письменном столе и странно поражает взгляд коричневое бревно с золотой пластинкой, на которой выгравировано, что это — частица флагманского корабля «Св. Евстафий», погибшего в битве при Чес. Да, во славу и честь Державы Российския… Странно это теперь звучит, не правда ли? Часто бывал я и в нижних залах. Ты знаешь мою страсть к книгам, а там, в этих сводчатых залах, книгохранилище. Там прохладно и вечная тень, окна с железными толстыми решетками, а сквозь решетки видна радостная зелень кустов, радостный солнечный день, все такой же, такой же, как и сто, двести лет тому назад. Там устроены в стенах ниши с полками, и на этих полках мерцают тусклым золотом десятки тысяч корешков, чуть ли не все главнейшее достояние русской и европейской мысли за два последние века. В одной зале огромный телескоп, в другой гигантский планетарий, а на стенах снова портреты, редчайшие гравюры. Развернул я как-то один из прелестнейших томиков начала прошлого столетия, прочитал на шершавой бумаге строки:

…Что ж, пусть минувшее исчезло сном летучим, Еще прекрасен ты, заглохший Элизей, И обаянием могучим Исполнен для души моей… «

Проводя около полугода в своей Отраде, отстоящей в 80 верстах от Москвы, граф Владимир окружал дом всевозможными удобствами и держал много прислуги, все пристройки около главного дома постоянно были полны секретарями, конторщиками, музыкантами и артистами, из которых большая часть исполняли также служительские обязанности. Несмотря на совмещение должностей, оркестр был настолько хорош, что некоторые из солистов по смерти графа устроились в оркестрах московских театров. Прошло более века, и давно почили вечным сном и просвещенный основатель Отрады, и его блестящее братья, — но благодаря заботам их потомков старая екатерининская усадьба бережно и гордо хранит память о первом владельце.

После 1917 года в главном доме в Отраде существовал некоторое время музей дворцового быта, затем с 1918 по 1920 год в усадьбе располагался детский дом имени Карла Маркса, затем техникум и школа крестьянской молодежи, а в начале 40-х первая Московская школа НКВД…

ТЕПЕРЬ УСАДЬБА РАЗРУШАЕТСЯ…

Крупнейшее помещение в усадебном доме — овальный зал. Необычная форма, сохранившийся дореволюционный паркет, остатки росписи Карла Брюллова на потолке — всё это брошено и никому не нужно. Ещё недавно паркет был в совершенно идеальном состоянии, но текущая с крыши вода и неправильный климат постепенно портит и его.

«На верхнем этаже находится самая большая в доме комната — овальная столовая с пятью окнами, выходящими в сад. Гладкие белые стены украшены портретами, среди которых на первом месте портрет Екатерины II (копия с Боровиковского). В простенках между окнами стоят семь фамильных бюстов и тяжелые, в несколько пудов весом, шандалы дли свечей. Лепной потолок расписан Карлом Брюлловым, пользовавшимся особым покровительством графов Орловых, часто гостившим у них и путешествовавшим вместе с ними по Европе. На двух массивных, доходящих почти до потолка, резных полках размещен старый фарфор, из которого особо примечателен расписной сервиз — подарок Екатерины II, покровительницы семьи Орловых. В глубине столовой, в особой витрине, хранится знамя, пожалованное Екатериной герою Чесменского боя. Рядом на столике другая реликвия — кусок корабля, на котором поднял свой флаг граф Алексей.»

А когда-то в одной из таких комнат было так. Библиотека, насчитывающая тысячи книг, где теперь твои сокровища?

«А перед отъездом был я в знаменитой церкви. Она в лесу, на обрыве, круглая, палевого цвета и сияет в синем небе золотой маковкой. Внутри ее круг желтоватых мраморных колонн, поддерживающих легкий купол, полный солнца. В круглом проходе между колоннами и стенами —изображения святых со стилизованными ликами тех, кто похоронен в фамильном склепе под церковью. А в узкие окна видно, как ветер ворочает косматые главы сосен, величаво и дико раскинутые из обрыва в уровень с окнами, и слышно пение, гул ветра. Я спустился в непроглядную темноту склепа, озаряя красным огоньком воскового огарка громадные мраморные гробы, громадные железные светильники и шершавое золото мозаик по сводам. Холодом преисподней веяло от этих гробов. Неужели и впрямь они здесь, те красавицы с лазоревыми очами, что царствуют в покоях дворца? Нет, мысль моя не мирилась с этим… А потом я опять поднялся в церковь и долго глядел в узкие окна на буйное и дремотное волнение сосен. Как-то весело и горестно радовался солнцем забытый, навсегда опустевший храм! Мертвая тишина царила в нем. За стенами же пел, гудел летний ветер,— все тот же, тот же, что и двести, сто лет тому назад. И я был один, совершенно один не только в этом светлом и мертвом храме, но как будто и во всем мире…»

Вид на южный фасад главного дома.

Видны остатки центрального крыльца.

КАК ЖЕ ОБИДНО,ЧТО НЕ УМЕЕМ МЫ ХРАНИТЬ …

список использованных источников: 1. Сайт «Хранитель истории» https://historykeeper.ru/ 2. Сайт Натальи Бондаревой «Памятники Архитектуры Подмосковья» https://nataturka.ru/usadiba/sem_otrada.html 3. Отчёт antares-610 на Urban3p: https://urban3p.ru/blogs/13349/ 4. Сайт https://wikimapia.org 5. Вконтакте, страница Владимира Сергеева https://vk.com/album13746422_93924923 6. Бунин И.А. «Несрочная весна» https://www./books/bunin_ivan_alekseevich/nesrochnaya_vesna/read/ Спасибо за внимание! Надеюсь, Вам понравилось.

Становление усадьбы

Усадьба орловых-давыдовых парадный вход

К началу XIX века почти все строения в Усольской усадьбе были деревянными. В 1812 году во время сильного пожара сгорели все крестьянские избы и старый графский дворец. По распоряжению графа Владимира Григорьевича Орлова новый регулярный проект села Усолья с усадьбой и парком составил его уроженец, крепостной архитектор Христофор Иванович Сахаров (Шмит). Здания графской усадьбы велено было строить «безопасными от пожара», каменными.

Как уже говорил выше, Господский дом с флигелями был спроектирован двумя крепостными архитекторами — Х.И.Сахаровым (Шмитом) и А. Цукановым — при участии известного московского архитектора Дементия Ивановича Жилярди. В то же время он представлял собой довольно типичную для России начала XIX века планировку дворянской загородной усадьбы. Строительство началось почти сразу после пожара — в 1813 году. Усадьба имела метричное расположение зданий. Главный въезд в усадьбы с двумя «караулками» по бокам находился напротив 3 этажного здания конторы. С боков от здания конторы располагались двухэтажные жилые флигели владельца и управляющего усадьбы. На территории также располагались материальные склады, ткацкая, столярная, кузнецкая и слесарная мастерские. Трехэтажное здание конторы имело мезонин и мансардную крышу с видовой площадкой и башенкой, являлось своего рода композиционным центром усадебного комплекса.

В 1836 году для разбивки усольского парка и фруктового сада перед восточным фасадом дворца был приглашен французский садовник Помре.

Владимир Петрович Давыдов превращает усадьбу в свою летнюю резиденцию. В 1832 году граф женился на 18-летней княжне Ольге Ивановне Барятинской (1814-1876). В 1856 году после того как не осталось потомков Орловых, Владимиру Петровичу было разрешено называться графом Орловым-Давыдовым. В семье графа Орлова-Давыдова было шестеро детей, поэтому вскоре возникла необходимость в увеличении жизненного пространства. Было принято решение перестроить здание конторы под жилой блок. Саму контору перевели в помещение южного флигеля, а освободившийся трехэтажный дом был включен в жилой комплекс усадьбы. Реконструкцию осуществили без изменений наружного облика зданий. В 1867-69 годах были полностью заменены обветшавшие двери, окна, полы; более современной стала и внутренняя отделка. В усадьбе продолжала формироваться уникальная библиотека, начало которой положил еще В.Г. Орлов, а также коллекции оружия и геральдики. Все сыновья и внуки В.П. Орлова-Давыдова были военными, поэтому их коллекция оружия постоянно пополнялась и считалась к началу ХХ века одной из лучших в России.

Конюшни усадьбы орловых-давыдовыхl

При В.П. Орлове-Давыдове начинается строительство «Усольского конюшенного двора», по проекту петербургского архитектора Роберта Андреевича Гедике. На этом конюшенном дворе разводилась знаменитая орловская парода лошадей, которую вывел один из братьев Орловых, Алексей Григорьевич.

Прекрасно налаженное хозяйство усадьбы Орловых-Давыдовых, разрушила революция 1917 года. Последние владельцы усольской вотчины, внуки В.П. Орлова-Давыдова Владимир и Александр Анатольевичи, с частями белой армии покинули Россию. Поволжская усадьба со всем ее богатством осталась брошенной. Из нее было расхищено много мебели, картин, скульптур, книг и предметов быта.

Летом 1918 года председатель Археологического Общества А.Г. Елшин направил в штаб Народной Армии письмо: «В селе Усолье в усадьбе графа Орлова-Давыдова имеется много предметов, весьма ценных в историческом и археологическом отношении: имеется замечательная большая старинная библиотека, исторический архив, различные коллекции и т.п. Эти предметы в высшей степени важно сохранить………….»

Просьба членов Археологического Общества была выполнена. Уникальная библиотека Орловых была передана в отдел редких книг Самарской областной научной библиотеки. Художественная коллекция распределена между тремя музеями области: Самарскими — краеведческим и художественным и Сызранским краеведческим.

В 1919 году комплекс зданий имения был передан на баланс Наркомзема РСФСР и в него вселяют сельскохозяйственный техникум Народного Комиссариата Земледелия, который находиться здесь до 1970 года.

В 1966 году усадьба Орловых-Давыдовых была принята облисполкомом Куйбышеской области на государственную охрану. Основные разрушения усадьба Орловых-Давыдовых получила в 90-х годах ХХ века, когда ее здание было отдано под расселение беженцев из стран бывшего Советского Союза. После многочисленных пожаров здания усадьбы приобретают вид руин. На данный момент есть проект восстановления усадебного комплекса, но как всегда нет денег.

Макет усадьбы орловых-давыдовых

Кстати в Музее истории Усольского края сохранились некоторые предметы интерьера усадьбы Орловых-Давыдовых: библиотечный шкаф (середина 19 века), часть столового сервиза и дневником графа с указаниями по обустройству имения.

Усадьба Орловых-Денисовых

«Санкт-Петербургские ведомости» № 051 (6649) от 23.03.2020 г:

Общепит пришел в усадьбу

Сергей Глезеров

Свершилось! В брошенном долгие годы коломяжском особняке Орловых-Денисовых наконец-то забрезжила жизнь. На территории усадьбы появились геодезисты, составлявшие топоплан, а также рабочие, расчищавшие особняк от мусора, скопившегося за несколько лет. Неравнодушные местные жители, которые очень внимательно следят за любыми движениями вокруг усадьбы, забеспокоились: что же там происходит?

Еще совсем недавно коломяжская усадьба стояла посреди деревни. Теперь она как островок прежней жизни в окружении таунхаусов и многоэтажных новостроек.

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Коротко напомним: у коломяжского имения — богатая история. Им владел герой Отечественной войны 1812 года Алексей Петрович Никитин, затем его дочь Елизавета Алексеевна Орлова-Денисова. Последними хозяевами были супруги Граббе. После революции чего только тут ни размещали: склады, колхозные службы, сельский магазин, клуб, кинозал, общежитие студентов-землемеров. В годы войны — интернат для детей-инвалидов. С середины 1960-х годов — дом престарелых.

После того как он выехал в 1988 году, здание осталось без охраны и подверглось варварскому разграблению. В 1994 году особняк передали финской религиозной общине, началась реставрация. Тогда успели вставить окна и двери, установить мини-котельную и навести красоту в двух парадных залах. На этом дело остановилось, усадьба снова опустела.

В 2011 году здание было продано — дочерней структуре московской строительной . С обременением — восстановить особняк и парк. Не произошло ни того, ни другого. Собственника не раз штрафовали за просрочку обязательств, но расставаться с усадьбой он не спешил. В позапрошлом году в особняке и вовсе случился пожар…

— Мы сплотились благодаря сетевому сообществу «Любимые Коломяги», даже организовали благотворительный фонд, с помощью которого планировали собирать пожертвования на нужды усадьбы. Она могла увязнуть в деле о банкротстве «БалтикСтроя»: если бы это случилось, то ее ждало еще много неблагополучных лет, — говорит Ольга Левина, представитель движения «За сохранение усадьбы Орловых-Денисовых».

К счастью, этого не произойдет. Здание, окруженное огороженной частью парка площадью два гектара, обрело нового хозяина. Им стал бизнесмен Владимир Любомиров. По данным сайта kartoteka.ru, он гражданин Литвы, является президентом Санкт-Петербургского яхт-клуба. Среди фирм, которыми он владеет, — «Юникьюб аналитикс» (76% уставного капитала), «Фабрика ресторанов» (51%). Новый хозяин особняка планирует устроить в нем ресторан «в дворянском стиле».

Дабы приспособить усадьбу к современному использованию, новый владелец пригласил руководителя архитектурного бюро «Литейная часть-91» Рафаэля Даянова. Здание является объектом культурного наследия федерального значения, причем, как пояснил Даянов, предметами охраны, прописанными КГИОП, являются кроме фасадов три зала и так называемая входная зона — деревянный тамбур со стороны Главной улицы. Историческая парадная лестница не сохранилась.

— Я приступал к работе по особняку еще в 2008 году, но тогда дальше разговоров дело не пошло, — рассказал архитектор. — С тех пор все изменилось только в худшую сторону, хотя в целом я оцениваю состояние здания как приемлемое. Стены стоят, фундамент прочный. Все остальное будет понятно по мере обследования несущих конструкций. Одно можно точно сказать: все работы будут проводиться в пределах капитальных стен и существующего объема здания, никаких мансард и подобных пристроек не появится.

По словам Даянова, больше всего его тревожит состояние кровли и стропил. Кое-где рухнули балки. Поэтому первым делом, в соответствии с заданием КГИОП, будут проводиться противоаварийные работы. Требуется отремонтировать кровлю и закрыть контур здания, чтобы предотвратить разрушение фасадов.

Параллельно в архивах будут искать исторические чертежи: до сих пор исследователям не удавалось их обнаружить. Не закончена дискуссия об авторе и годах постройки особняка. Предполагается, что архитектором был Алексей Горностаев, но существует еще и версия об авторстве Авраама Мельникова.

Как считает Даянов, клубный ресторан в стенах старинного особняка вполне уместен. В Европе такое весьма привычно. Хотя и у нас есть несколько примеров, когда инвестор достаточно удачно приспособил исторические здания к современным нуждам. Ферма Бенуа на Тихорецком проспекте стала семейным рестораном с общественным пространством, трамвайная подстанция на проспекте Стачек — спортивным клубом, дворец в Графской Славянке — отелем…

— Было бы замечательно создать в стенах особняка хоть небольшую экспозицию, посвященную Коломягам, — отмечает Ольга Левина. — Оформить ее можно стильно и лаконично, с помощью фотографий и QR-кодов. Полагаю, кто-то из жителей близлежащих домов захочет поделиться предметами быта или прикладного искусства, сохранившимися с тех времен, когда Коломяги были деревней. Их можно было бы использовать для оформления интерьеров ресторана. Мечтаем, что в особняке найдется место для литературной гостиной и, например, киноклуба.

Очевидно, что трудностей у нового проекта будет немало. Одна из них — транспортная. Особняк стоит на очень узкой Главной улице, которая за последние годы превратилась в оживленную магистраль. Где делать парковку для ресторана — совершенно не ясно.

Также местных жителей волнует: будет ли территория вокруг особняка доступна для широкой публики? Ведь там можно устроить, например, выставку скульптур под открытым небом. Вернуть в парк стоявшую тут когда-то «каменную бабу» — вроде той, что некогда была привезена графом Никитиным из южных степей России и прозвана местными жителями идолом. Местонахождение оригинала неизвестно, но в Коломягах живут много скульпторов, и кто-то из них наверняка согласился бы воссоздать скульптуру.

— Часть парка рядом с особняком требует очень серьезной реставрации. Она «захламлена» самосевными растениями. Кроме того, хорошо было бы расчистить запруды, тем самым возродив красивый каскад прудов, созданный в XIX веке с помощью системы плотин.

Местные жители готовы участвовать в наведении порядка в парке.

— Мы даже можем сами организовать субботники, поскольку хотим видеть территорию парка чистой и ухоженной. Прежний собственник особняка нашу инициативу не поддержал, надеемся, что новый отнесется иначе. Опыт у нас есть: в прошлом году мы вполне успешно провели уборку территории вдоль Детской железной дороги, — говорит Ольга Левина.

Словом, общественники готовы помогать новому собственнику в развитии проекта, предлагать свои идеи, чтобы наполнить пространство уникальными смыслами. Оценит ли их владелец особняка? Открыть в нем ресторан он планирует уже в следующем году.

Материалы рубрики

07 Июля, 16:30

Заброшенную усадьбу Всеволожских восстановят

04 Июля, 10:30

В Петербурге представят выставку живописи и графики Валерия Метика

25 Июня, 18:17

Петербургская художница получила премию имени Фриды Кало

22 Июня, 16:57

Художник из Петербурга выиграл конкурс проектов памятника врачам-героям

21 Июня, 09:30

У Политеха появится граффити с изображением создателя танка Т-34
Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: